И мы пошли вниз! Прямые лучи улиц ложились под ноги, мои каблучки стучали по мраморным плитам дороги, на нашу пару с любопытством косились идущие навстречу дроу. Я не материализовала крылья и выглядела как обычная человечка. Судя по тому, как на нас сворачивали головы, пары «человечка и жрец» тут не шастали по десять раз на дню. Хы, это они еще не знают о нашей чрезвычайно культурной и разносторонней программе! Сол ту Эрш удостаивался взглядов недоуменных, а я — презрительных. Разумеется, стоит мне принять истинный облик, как все изменится. Но зачем? Я — умная феечка и здраво полагала, что проблем в этом случае только добавится. Так что я не обращала внимания на местных жителей и рассматривала город. Сарташ был красив. Пещера была выточена в массиве шарнита — камня, который поглощал свет и начинал мягко светиться сам. Здания были сложены из него же, и на верхушке каждой башни сиял кристалл. Его свет впитывали стены домов и пещеры, и потому под землей царили вечные предзакатные сумерки. Красиво… Мы остановились напротив большого здания с колоннами. — Музей? — спросила я. — Он самый. — Тонкие губы дроу чуть заметно дрогнули. — Как догадалась? — Знаешь, почему-то хранилища культурного наследия любой расы отличаются редкостной… помпезностью. — Я наконец подобрала подходящее слово. — Во всяком случае почти все, что я видела. — Разве что у горных гоблинов иначе, — поддержал меня господин ту Эрш. — У них все культурное наследие свалено в дальней пещере и распродается по мере необходимости. — А после отбирается у покупателей, пока они не спустились с гор, — рассмеялась я. — Иногда покупатели бывают достаточно проворны и успевают утечь, прежде чем часть общины гоблинов их догонит. Ну, или достаточно опасны, чтобы отбиться. — Хм… — Я окинула массивную фигуру жреца изучающим взглядом. — Ты быстро бегал или хорошо дрался? — По молодости быстро бегал, а потом уже хорошо дрался. — Сол ответил искренней, заразительной улыбкой, на которую было невозможно не отозваться. — Ну что, пойдем в музей? Я только кивнула и поставила ножку на первую ступень лестницы. Мужчина неторопливо, размеренно шагал рядом, подстраиваясь под мой темп. А я любовалась. Зданием музея, сияющим мягким лиловым светом, отчего скульптуры, невероятно искусно выточенные из дымчато-прозрачного кварца, казались почти живыми. Тронь — почувствуешь тепло. А еще любовалась жрецом, который очень естественно и органично смотрелся в этом ирреальном месте. Высокий, мощный, но гибкий, белые волосы отливают серебром, а кожа кажется почти черной. Потрясающий лось! Мое блаженное состояние прервали очень невежливо. Привратник нас остановил и вежливо обратился к жрецу: — Благословенный великой Ллос, я боюсь, что со зверушками в музей нельзя. Я обратила на низшего, судя по алым глазам, дроу нехороший взор. С кем?! Нет, я, конечно, знала, что дроу — те еще снобы и считают себя высшей расой, но не думала, что до такой степени! — С каких это пор у нас человеческая раса официально признана
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.