Я вернулась ближе к ужину. Приземлилась на один из балкончиков и, с любопытством выглянув в коридор, сразу же отловила пробегающую мимо служанку. — Здрас-с-сти, леди, — торопливо склонилась девушка, сверкнув на меня любопытными глазами из-под русой челки. — На сколько персон накрывается в столовой? — требовательно спросила я. — На шесть, моя леди, — улыбнулась служанка и торопливо добавила: — Господ дроу оставили в замке и поселили в западном крыле. Я только вскинула бровь, поразившись коварству родителей, и уточнила: — Правда, в западном? — Да-а-а, — с горящими глазами протянула девушка в ответ. — Прямо в любимых комнатах леди Беррин. Я молча покачала головой и жестом отпустила служанку. Да уж, изобретательству папеньки не было границ! Западное крыло у нас было знаменито тем, что в нем обитал призрак одной примечательной феи. Моей прапрабабушки, если не ошибаюсь. Еще при жизни данная леди была женщиной весьма строгих правил и старательно блюла мораль. Притом ладно бы только свою. Нет, леди Беррин была озабочена моральным обликом в целом! Как домочадцев и челяди, так и тех, кто жил на ее землях. С трудом представляю, как такую супружницу выдерживал ее муж… так долго выдерживал в смысле. Потому как на определенном этапе совместной жизни мужик все же не выдержал и задушил ее, за что ему потом сказали тихое, но очень сердечное спасибо. Страсть леди к добродетели превышала все мыслимые пределы, как и строгость наказания за то, что, по ее мнению, являлось грехами. Но, к сожалению, смерть не избавила мир вообще и замок в частности от присутствия леди Беррин. Она стала призраком! И, разумеется, после своей безвременной кончины добрее не стала, да и привычки у нее остались те же. А еще эта фея при жизни очень не любила дроу. Вот просто-таки «очень-очень-очень». Ходили слухи, что в юности, когда Беррин была еще наивна, радостна и адекватна, у нее случился жаркий роман с представителем народа темных эльфов. Как можно понять, закончилось там все плохо. Короче, я от души сочувствую Солу, Заррину и остальным дроу из их свиты. У леди Беррин мерзкий характер, очень острый язык, а также богатейшая фантазия на тему всяческих гадостей. Она научилась использовать свое посмертие, как только это возможно. Но хватит о домашних достопримечательностях. Пора собираться на ужин! Я почти вприпрыжку направилась к своей комнате, мысленно уже выбирая, в чем пойду. Ведь это неудивительно, что мне хотелось выглядеть как можно лучше в глазах моего мужчины? Я улыбнулась, поймав себя на этой мысли. Да, это мой мужчина. И вовсе не страшно это звучит… Надо ли говорить, что умиротворенное настроение покинуло меня уже через десять минут, когда я стояла посреди гардеробной и отчетливо понимала, что надеть НЕЧЕГО?! Я резким движением повесила обратно очередной наряд и облокотилась о стенку, скрестив руки на груди и мрачно глядя на шеренгу вешалок. — Может, это? — робко спросила горничная, показывая золотистое платье. — На ужин? — скептически спросила я. — Слишком
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.