Земля Злого Духа
VI Зима 1583 г. П-ов Ямал Дорога к солнцу
Отметили Рождество, странное – теплое, даже без снега! Чем дальше к северу плыли казаки, тем Обь-река становилась шире, а вскоре впереди показалась синью без конца и без края. Низкий болотистый берег, густо-зеленый от покрывающих его высоких папоротников, причудливых кустов и деревьев, тянулся по левому борту, справа же били волны, и кроме них, не было больше ничего. – Большая вода! – орудуя веслом, с испуганным восторгом воскликнул Силантий. – Окиян-море. – Нет. – Кормщик Кольша Огнев рассмеялся. – То не море – просто широкая протока, губа. – А ты откель знаешь? – Па! Я про обдорскую землю еще дома слыхал, в Холмогорах, дак. В старину раньше хаживали! – А, ты ж из поморов. – И что ты слыхал? – заинтересованно повернул голову атаман. Кормщик смутился: – Да так, ничего такого, особенного. Обычная северная земля, как блин плоская. Почти полгода – ночь непроглядная, холод. – Ночь непроглядная, – тихо повторил отец Амвросий. – Холод. Так здесь в этаку пору и должно быть. Одначе… Священник протянул к берегу ладонь: – Чувствуешь, атамане, какое тепло прет? И свет этот зыбкий… он даже ночью есть, я заметил. Поначалу думал – луна, но вчерась-то пасмурно было. И все равно – свет. Есть, есть там что-то такое! – Золотое солнце? – Оно… Еремеев всмотрелся в даль, на сияющий волшебным светом горизонт, откуда шло и тепло, неведомое в этих суровых краях со дня сотворения мира! – А видно, тут давно так, – обернувшись, молвила стоявшая у борта Настя. – Вон, травища-то разрослась! А еще дерева, папоротники. В отличие от своих подружек Настена не любила сидеть в шатре, а повсюду совала свой любопытный носик. Вот и сейчас говорила о чем-то с притулившимся рядом Маюни. Остяк отвечал односложно – землю эту он толком не ведал. – Тут другой народ когда-то жил, не наши. Но по одежде и по виду похожи, я их речь понимаю. – Что за народ? – заинтересовался отец Амвросий. Атаман тоже встал рядом – интересно было послушать. Подросток повел смуглым плечом – он, как многие казаки, давно оторвал от рубахи рукава – жарко. – Обычный народ – охотятся, морского зверя бьют, рыбу ловят. Себя называют ненэй ненэць, а родов у них не так, как сложилось у нас – Пор и Мось, – а очень, очень много. Было. Пока сир-тя не пришли. – Да кто же эти неведомые сир-тя? – не выдержав, воскликнула Настя. – Так я ж говорил уже. – Маюни невозмутимо прищурился. – Сир-тя – колдуны, явились когда-то с юга. – Про то, что они волхвы, я помню, – усмехнулся отец Амвросий. – Только вот – все ли? Чем они живут, как выглядят? – Про то никто не знает. – Юный остяк убежденно тряхнул светло-русой челкой. – Тех, кто знал, сир-тя давно извели, соседей у них нету – вот и некому рассказать. Волна ударила в борт с такой силой, что Настя едва не улетела в воду, хорошо, атаман успел удержать девчонку – ухватил за талию, чувствуя под тонкой тканью рубахи нежное тепло тела, улыбнулся… Был бы один – поцеловал бы, а так все же сдержал себя: на глазах-то у казаков – негоже! – Ой! – громко вскрикнула
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.