Земля Злого Духа
IX Весна 1583 г. П-ов Ямал Как собаки, драконы
не очень-то утомились, да и ночь оказалась на удивление спокойная, звездная. Черт! А вот и Настя с Устиньей к шатру своему пошли… Нет, Настя чуть задержалася, оглянулась… Выйдя из-за кустов, Иван взял ее за руку: – Постой. – Так я и стою, – с усмешкой отозвалась девушка. – Сказать мне что-то хочешь? Говори. – Сказать? Да… сказать… Атаман вдруг растерянно потрогал шрам, осознав, что особо сказать-то ему нечего… То есть было что сказать, но… Иван этого сейчас стеснялся – казалось бы, такой решительный, волевой человек, командир, удачливый воинский начальник, а вот поди ж ты! – Ну, говори же! – Говорю… – Молодой человек наконец решился, но сказал вовсе не то, что хотел бы, зашел издалека, да так, что еще больше все отношения испортил: – Слушай, Настя, ты бы про родителей своих меньше болтала. Встрепенувшись, девчонка вскинула голову, ожгла взглядом, сначала недоумевающе, потом – почти сразу – зло: – Чем это тебе родители мои покойные не угодили, а?! – Да не в том дело, что не угодили… – сконфузился Иван. – И вообще не о них речь. – Ты моих родителей языком своим не трогай, иначе… Не посмотрю, что атаман! Разобиженная девушка скрылась в шатре, а Еремеев, помявшись, махнул рукой да вернулся обратно к костру, где и просидел почти до утра, а утром… А утро выдалось славным! От озера к бледно-голубому, едва тронутому полосками узких розоватых облаков небу поднимался прозрачный, сразу же таявший в лучах колдовского солнца туман, похожий на тот, что иногда бывает зимою, в погожий, с легким морозцем денек, светлый и не особо студеный. Над замшелыми, выглядывающими из воды камнями, над цветущими кувшинками и камышами, играя синими крыльями, летали стрекозы, рядом, ближе к зарослям малины и ежевики, беззаботно порхали разноцветные бабочки, жужжали пчелы, видать, где-то неподалеку, в дупле, было у них гнездо. Пахло медвяным клевером, ежевикой и еще чем-то таким, пряным, от чего хотелось не просто вдыхать полной грудью сей густой, напоенный столь вкусными ароматами воздух, а ложками его хлебать, словно застывшую до холодца форелью ушицу. Пора было собираться в путь, что все казаки и делали, да как-то вяловато, наверное, не очень-то хотелось расставаться с этим приглянувшимся местом. И все же – дорога звала, да и атаман подгонял, а пуще того – манил золотой идол. – Господин атаман, – подбежала к Ивану рыженькая Авраама, – а можно мы выкупаемся? Мы быстро. Еремеев уже собирался махнуть рукой, сказать, что, конечно же, можно, почему бы не выкупаться? Только вот надо побыстрее и… И вдруг… Вдруг показалось, что задрожала под ногами земля! Что-то такое случилось, или… – Ты тоже это чувствуешь, Авраама, или мне кажется? – Что – кажется? – Земля дрожит. – Земля? Ах да… дрожит! Я это чувствую тоже! Ой… Девушка вдруг побледнела, со страхом указывая куда-то за голову стоявшего спиной к лесу Ивана: – Та-ам… та-ам… оно! Оглянувшись, Еремеев сразу же углядел выползавших из леса ящеров, тупорылых, шипастых, приземистых! Не таких, конечно,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.