Земля Злого Духа
IX Весна 1583 г. П-ов Ямал Как собаки, драконы
спросить, Настя… – Начав, Иван тут же и замолчал, словно бы к чему-то прислушивался или что-то вдруг вспомнил. – Ну, спроси, – не присаживаясь к костру, повернула голову девушка. – Только, господине атаман, быстро. Я спать хочу. – Да я быстро, быстро, – как-то суетливо, вовсе не по-атамански, промолвил молодой человек. Словно бы эта девушка, эти карие, с золотистыми стрелочками, глаза, эти губы… имели над Иваном такую власть, что не только Строгановым, но и самому батюшке-царю Иоанну Васильевичу не снилась! – Ты это… читать, говорят, умеешь? – Говорят… – насмешливо прищурилась Настя. – Я серьезно спрашиваю, для дела! – Ну… буквицы знаю, даже писать немного могу. – Вот и славно! – поежившись, Еремеев зябко потер руки. – Ты б не могла б записывать все: где да как мы идем да что кругом происходит? Не каждый день, а когда время будет… у меня-то его, сама знаешь, почти что совсем нет. А грамотеев у нас… я да ты – и обчелся. – Ну… – Девчонка немного подумала и согласно кивнула. – Попробую. Хоть не такая я и грамотейка, Но… раз надо. – Надо, Настя! Очень надо. Землицу сию русскому государству, России-матушке, рано аль поздно прибрать под свою руку придется. Не нам, так потомкам нашим – вот им и чертеж, и записи. Что, где да как да где какие пути-дорожки. – Да поняла я, поняла, сделаю все, – снова закивала девушка. – Чернила из углей можно… а писать на чем? Гм… – На старых рубахах… – Лучше уж на коре березовой, я знаю, как ее приготовить: батюшка покойный тоже на коре записи делал… Настя вдруг замолчала… – Ты что так смотришь-то? – напрягся Иван. – Жду… когда ж ты меня батюшкой попеняешь! – Тьфу ты, вот дура-то! – не выдержав, атаман разозленно пнул сапогом угли. – И впрямь – дура. Я ей о деле толкую, а она… – Спасибо тебе, атамане, – поклонилась в пояс дева. Не так просто поклонилась – издевательски, Иван это ощутил сразу. – Да нет мне дела до твоего батюшки! – Кто б иначе думал! Ну… все сказал, господин атамане? Тогда я спать пошла. Вот и поговорили… Проводив уходящую деву глазами, Иван сплюнул да тоже отправился спать. А что еще делать-то? Утром – в путь, следовало быть бодрым. …С утра казаки распалили костры, подкрепились наскоро вчерашней рыбкой, ели загустевшую за ночь ушицу – нахваливали: – Эх, хороши налимы-то, жирные. – И стерлядь ничо! Эвон, кусмяги. – Еще б, казаки, соли бы! – Да-а, соли бы не мешало. – Не мешало? Я так устал уже почти без соли есть, соскучился. – Ничо! Возвернемся домой, ужо соли-то наедимся. Похлебаем соленых щец, рыбки покушаем. Еремееву тоже хотелось соли, более того, он с недавних пор прекрасно знал, где ее раздобыть, пусть даже и не во множестве; но для этого нужно было вернуться на побережья, отыскать становища менквов, напасть, отобрать – соль-то у людоедов была, правда, неизвестно откуда. Хотя… и тут догадаться можно. Я-мал – Край земли – полуостров, с полночной стороны, с запада, его широкая Обская вода омывает, и соли там почти нет, а вот на востоке… на востоке – большая вода, море! И
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.