Крылатый с размаха ударил его булавой раз, другой, третий. Кровь брызнула из-под козырька шлема на голубые латы и шею сивки. Крылатый ударил гнедого шпорами, прыжок коня вырвал острие секиры из его нагрудника, качающийся в седле Голубой выпустил из рук рукоять топора. Крылатый перехватил булаву правой рукой, налетел, страшенным ударом пригнул голову Голубого к конской шее. Схватив поводья сивки свободной рукой, нильфгаардец дубасил булавой, голубые латы звенели, как железный горшок, кровь текла из-под промятого шлема. Еще удар, и Голубой рухнул головой вперед под копыта сивки. Сивка отскочил, но гнедой Крылатого, явно натренированный, с грохотом лягнул упавшего. Голубой еще был жив, о чем свидетельствовал отчаянный рев боли. Гнедой продолжал топтать его с таким упорством, что раненый Крылатый не удержался в седле и свалился рядом. – Позабивали дружка дружку, сукины дети, – охнул ловчий, державший Цири. – Господа лыцари, чума на них и зараза, – сплюнул другой. Слуги Голубого поглядывали издали. Один завернул коня. – Стой, Ремиз! – крикнул Скомлик. – Куда ты? В Сарду? На виселицу торописси? Слуги остановились, один глянул, заслонив глаза рукой. – Скомлик, ты, што ль? – Я. Подъезжай, Ремиз, не боись! Лыцаревы разборки не наша забота! Цири вдруг решила, что пора кончать с апатией. Она ловко вырвалась у державшего ее ловчего, подскочила к сивке Голубого, одним прыжком взлетела в седло с высокой лукой. Возможно, ей и удалось бы сбежать, если б слуги из Сарды были не в седлах и не на отдохнувших конях. Они запросто догнали ее, вырвали поводья. Она соскочила и помчалась к лесу, но конные догнали ее снова. Один на скаку схватил ее за волосы, рванул, поволок. Цири крикнула, повисла на его руке. Конник кинул ее прямо под ноги Скомлику. Свистнула нагайка. Цири взвыла и свернулась клубком, заслоняя голову руками. Нагайка свистнула снова и хлестнула ее по рукам. Она отпрыгнула, но Скомлик подскочил, пнул ее, потом прижал ботинком крестец. – Сбежать удумала, змейство? Свистнула нагайка. Цири снова вскрикнула. Скомлик опять пнул ее и проехался нагайкой. – Не бей меня! – крикнула она. – Ага, заговорила, зараза! Расшнуровала хайло-то. Вот я те щас! – Опомнись, Скомлик! – крикнул кто-то из ловчих. – Жизню хошь и из ей выколотить аль как? Она стоит сильно, штоб ее доконать-та! – Ясны громы, – сказал Ремиз, слезая с коня. – Неужто та, котору Нильфгаард ишшет уже неделю как? – Она. – Ха! Все гарнизоны ее ишшут. Кака-то важна для Нильфгаарда персона! Вроде какой-то сильный маг наворожил, што она должна быть гдей-то тут. В тутошних местах! Болтали в Сарде. Где отыскали-та? – На Сковородке. – Не могет того быть! – Могет, могет, – зло сказал Скомлик, скривившись. – Взяли мы ее, награда наша! Чо стоите навроде кольев? А ну спутать пташку и на седло! Топаем отседова, парни. Живо! – Благородный Сверс-та, – начал один из ловчих, – вроде бы ишшо дышет… – Долго не подышет. Пес с им. Едем прямо в Амарильо, парни. К префекту. Предоставим ему девку-та и
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.