и переполненная обидой за все, что отнял у нее Час презрения. А в Час презрения одинокий должен погибнуть. Гиселер, Кайлей, Рееф, Искра, Мистле, Ассе и Фалька. Префект из Амарильо невероятно удивился, когда ему донесли, что Крысы разбойничают всемером. *** – Семеро? – удивился префект из Амарильо, недоверчиво глядя на солдата. – Говоришь, их было семеро, не шестеро? Ты уверен? – Чтоб я так жил! – невнятно ответил единственный уцелевший после резни солдат. Пожелание было вполне уместным – голова и половина лица солдата были перебинтованы грязными, набухшими кровью тряпками. Префект, которому довелось побывать не в одном бою, знал, что солдат получил мечом сверху, самым концом клинка, ударом слева, метким, точным, требующим опыта и скорости, направленным в правое ухо и щеку – в места, не защищенные ни шишаком, ни железным воротником. – Рассказывай. – Шли мы берегом Вельды в сторону Турна, – начал солдат. – Конвоировали один из транспортов господина Эвертсена, идущий на юг. На нас налетели у разведенного моста, когда мы через реку переправлялися. Одна телега завязла, тады мы выпрягли коней с другой, чтобы ее вытащить. Часть конвою поехала дале, я приостался с пятерьми и с коморником. И тута нас обскочили. Коморник, прежде чем его забили, успел крикнуть, мол, это Крысы, а потом уж они сели нашим на шею… И вырезали всех до одного. Кады я это увидел… – Когда ты это увидел, – поморщился префект, – ты всадил коню шпоры в бок, но поздно… – Она налетела на меня, – опустил голову солдат, – как раз та седьмая, которую я сызначала не приметил. Девчонка. Почти ребенок. Я думал, ее Крысы оставили сзаду, потому как молодая и неопытная. Из тени высунулся гость префекта. – Девочка? – спросил он. – Как выглядела? – Как все они. Разукрашенная словно эльфка, пестрая как попугай, выряженная в безделушки, бархат и парчу, в шапочке с перьями… – Светловолосая? – Кажись, так, господин. Кады я ее увидал, налетел конем, думал, хочь ее одну усеку за товарищев, кровью за кровь отплачу… Зашел справа, чтобы ловчей ударить… Как она это сделала, не знаю. Но я промахнулся. Словно по призраку бил… Не знаю, как эта дьяволица сделала… Хочь я прикрылся, она меня оттедова достала. Прямо по морде… Господин, я под Содденом был, под Альдерсбергом был. А теперича от девки выпендренной памятка мне на морде на всю жизнь. – Радуйся, что жив остался, – буркнул префект, глядя на своего гостя. – И радуйся, что тебя посеченного на переправе нашли. Теперь будешь в героях ходить. Если б без борьбы сбежал, если б без памятки на морде докладывал мне о потере груза и лошадей, то сейчас бы уже пяткой о пятку на виселице колотил! Ну марш отсюда! В лазарет. Солдат вышел. Префект повернулся к гостю: – Сами видите, благородный господин коронер, нелегкая тут служба, нет покоя, полны руки работы. Вы там, в столице, думаете, что в провинциях баклуши бьют, пиво дрызгают, девок портят и взятки берут. О том, чтобы людей или денег прислать побольше, никто не заботится, только приказы шлют:
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.