призвать… А уж деньги-то ему такие никчемные пообещали, стыдобища да и только. А он что? Три ночи по дамбам да прудам лазает, днем или спит, или сидит молча, копна копной, на детишек смотрит, на дом… Странно, я бы сказал – необыкновенно. – И правильно бы сказал. Сверкнула молния, осветив двор и постройки фермы. На мгновение глянули белым развалины эльфьего особнячка в конце дамбы. Через несколько секунд над садами прокатилась волна грома. Сорвался нежданный ветер, деревья и камыши над прудом зашумели и пригнулись, зеркало воды подернулось рябью и стало матовым, ощетинились вставшие торчком листья кувшинок. – Все ж таки буря к нам идет, – глянул на небо фермер. – Может, магики чарами отогнали от острова? Их на Танедд съехалось больше двух сотен… Как думаешь, Лютик, о чем они там будут совещаться, на своем Сборе? Выйдет из того что-нибудь путное? – Для нас? Сомневаюсь. – Трубадур провел большим пальцем по струнам лютни. – Их сборы – обычно показ мод, сплетни, повод для поклепов и внутренних разборок. Споры – распространять магию или, наоборот, предоставить элите. Склоки между теми, кто королям служит, и теми, кто предпочитает на королей давить, но при этом как бы оставаться в тени. – Ох, – вздохнул Бернье Хофмайер, – что-то мне думается, во время ихнего сбора будет на Танедде постоянно сверкать и греметь не хуже, чем во время бури. – Возможно. А нам-то какое дело? – Тебе – никакого, – грустно проговорил низушек. – Потому как ты только и знаешь что на лютне бренчать да песенки распевать. Глядишь на окружающий тебя мир, а видишь одни стихи да ноты. А у нас тут за последнюю неделю конники дважды капусту и репу копытами пропахали. Армия гоняется за «белками», «белки» крутятся и удирают, а и тем и другим дорога не иначе как через нашу капусту выпадает… – Не время жалеть капусту, когда лес горит, – проговорил поэт. – Ты, Лютик, – Бернье Хофмайер искоса глянул на него, – как чего скажешь, так неизвестно, плакать ли, смеяться ли или дать тебе под зад. Я серьезно говорю! И скажу тебе, паршивые времена пришли. На большаках колья, шибеницы, на полянах и по просекам – трупы, мать их. Эти края, пожалуй, так выглядели во времена Фальки. Ну и как тут жить? Днем заявляются люди короля и шумят, что за помощь «белкам» возьмут нас на дыбы. А ночью врываются эльфы, и попробуй откажи им в помощи! Они сразу же весьма поэтично обещают показать нам, как ночь обретает красное обличье. Такие, понимаешь, поэтичные, сукины дети, что выблевать невозможно. Так нас и взяли, как говорится, меж двух жерновов… – Рассчитываешь на то, что чародейский Сбор что-то изменит? – Ну да, рассчитываю. Ты сам сказал, что среди магиков два лагеря борются. Прежде уже бывало, что чародеи королей сдерживали, клали конец войнам и волнениям. Ведь именно магики мир заключили с Нильфгаардом три года тому. Так, может, и теперь… Бернье Хофмайер замолчал, прислушался. Лютик ладонью приглушил звучащие струны. Из мрака на дамбе показался медленно бредущий ведьмак. Снова сверкнула молния.
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.