Оне валандаются по стране, нахальные и наглые, сами себя зла истребителями, оборотней уничтожителями и упырей отравителями именующие, выманивают у легковерных плату, а приработав так, двигаются доле, дабы в ближайшем городе таковое жульничество вновь свершить. Легче всего проникают оне в хаты честного, простого и не отдающего себе в том отчета хозяина, коий все злоключения и злосчастия запросто приписывает чарам, противуестественным творениям и мерзопакостным чудовищам, действиям облачников, альбо злых духов. Заместо того чтобы богам молиться, в храм богатое подношение занести, простак сей грязному ведьмаку готов шелонг последний отдать, веря, что ведьмак, этот выродок безбожный, сумеет долю его улучшить и несчастья отвратить. Аноним. «Монструм, или Ведьмака описание».Не имею ничего против ведьмаков. Пусть их охотятся на вампиров. Платили бы только подати. Радовид III Смелый, король Редании.Жаждешь справедливости – найми ведьмака. Граффити на стене Кафедры Права Оксенфуртского университета.– Ты что-то сказал? Мальчик шмыгнул носом и сдвинул со лба слишком большую для него бархатную шапочку с фазаньим пером, лихо свисающим сбоку. – Ты рыцарь? – снова повторил он, глядя на Геральта голубыми как синька глазами. – Нет, – ответил ведьмак, удивленный тем, что ему вообще хочется отвечать. – Не рыцарь. – Но у тебя меч! Мой папка – рыцарь короля Фольтеста. У него тоже есть меч. Побольше твоего. Геральт оперся локтями о релинг и сплюнул в воду, пенящуюся за кормой барки. – Ты носишь на спине, – не отставал малец. Шапочка снова сползла ему на глаза. – Что? – Ну меч. На спине. Почему у тебя на спине меч? – Потому что весло сперли. Мальчишка раскрыл рот, дав возможность всем налюбоваться роскошными дырками на месте выпавших молочных зубов. – Отойди от борта, – сказал ведьмак. – И закрой рот, не то муха влетит. Мальчик раскрыл рот еще шире. – Седой, а глупый, – буркнула мать мальчика, богато одетая матрона, оттаскивая малыша за бобровый воротник плаща. – Иди сюда, Эверетт! Сколько раз можно повторять – не якшайся с простолюдинами. Геральт вздохнул, глядя, как из утреннего тумана выплывают очертания островов и кустарников. Барка, неуклюжая, как черепаха, тащилась в свойственном ей, то есть – черепашьем, темпе, продиктованном ленивым течением Дельты. Пассажиры, в основном купцы и кметы, дремали на своем багаже. Ведьмак снова развернул свиток и углубился в письмо Цири. «… я сплю в большой зале, которая называется „спальня“, а кровать у меня, понимаешь, ужасненько большая. Я сплю со средними девочками, нас тут двенадцать, но я больше всего дружу с Эурнэйд, Катье и Иолей Второй. Сегодня, например, ела суп, а хуже всего, что иногда надо поститься и вставать рано-рано, на самом раннем рассвете. Раньше, чем в Каэр Морхене. Остальное напишу завтра, потому как сейчас у нас будут моления. В Каэр Морхене никто никогда не молился, интересно, чего это тут надо? Наверно, потому что это Храм. Геральт, мать Нэннеке прочитала и велела не писать глупостей и
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.