Меч предназначения
НЕЧТО БОЛЬШЕЕ
сядет. Он соскочил с седла, скинул плащ, и Йурга увидел, что незнакомец носит за спиной на ремне, наискось пересекающем грудь, меч. У него было туманное ощущение, что когда-то он уже слышал о людях, именно так носящих оружие. Черная кожаная, доходящая до бедер куртка с длинными манжетами, искрящимися от серебристых набивок, могла указывать на жителя Новиграда или его окрестностей, впрочем, мода на такую одежду в последнее время вообще широко распространилась, особенно среди молодежи. Однако молодым незнакомец не был наверняка. Наездник стащил с лошади вьюки, повернулся. На груди у него покачивался на серебряной цепочке медальон. Под мышкой он держал небольшой окованный сундучок и продолговатый сверток, окутанный кожей и перехваченный ремнем. – Ты все еще не подлез? – спросил он, подходя. Йурга увидел, что медальон изображает оскаленную клыкастую волчью морду. – Вы… ведьмак? – вспомнил он тут же. – Угадал, – пожал плечами незнакомец. – Ведьмак. А теперь отойди. На другую сторону телеги. Не высовывайся оттуда и сиди смирно. Мне надо недолго побыть одному. Йурга послушался. Присел у колеса, накрывшись епанчой. Он не хотел смотреть, что делает незнакомец по другую сторону телеги, а тем более глядеть на кости, валяющиеся на дне высохшего русла. Поэтому рассматривал собственные башмаки и зеленые звездочки мха, покрывающего прогнившие доски моста. Ведьмак. Солнце заходило. Он услышал шаги. Незнакомец медленно, очень медленно вышел из-за телеги на середину моста. Он стоял к Йурге спиной, и на спине у него был уже не тот меч, который Йурга видел недавно. Теперь это было красивое оружие – головка и эфес меча и оковка ножен горели, как звезды, блестели даже в наступающих сумерках, хотя света уже почти не было – погасло даже пурпурно-золотистое мерцание, еще совсем недавно висевшее над лесом. – Господин… Незнакомец обернулся. Йурга с трудом сдержал крик. Лицо чужака было белым – белым и пористым, как отжатый, только что вынутый из тряпки творог. А глаза… О боги, взвыло что-то в Йурге. Глаза… – За телегу, быстро, – прохрипел незнакомец. Это был не тот голос, который Йурга слышал раньше. Купец вдруг почувствовал, как сильно докучает ему переполненный мочевой пузырь. Незнакомец повернулся и прошел дальше на мост. Ведьмак. Конь, привязанный к обрешетке телеги, фыркнул, заржал, глухо забил копытами по доскам. Над ухом Йурги зазвенел комар. Купец даже не пошевелил рукой, чтобы его отогнать. Зазвенел второй. Целые тучи комаров звенели в зарослях на противоположной стороне яра. Бренчали. И выли. Йурга, до боли стиснув зубы, сообразил, что это вовсе не комары. Из мрака, густеющего на покрытом кустами склоне, появились маленькие уродливые фигурки – не больше четырех локтей, худые, словно скелеты. Они вышли на мост странной походкой, словно цапли, резкими быстрыми движениями высоко поднимая шишковатые колени. Глаза под плоскими складчатыми лбами светились желтым, в широких лягушачьих пастях блестели белые конские зубы. Уродцы, шипя,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.