Меч предназначения
НЕЧТО БОЛЬШЕЕ
войн прячутся по лесам с бабами и скарбом, а когда приходит конец, возвращаются… – Не в этой войне, Геральт. После этой войны некому и некуда будет возвращаться. Нильфгаард оставляет за собой пожарища, армия идет лавиной и вырубает на своем пути все и вся. Виселицы и колья растянулись на версты вдоль трактов, дымы застилают небо по всему горизонту. Ты говоришь: с тех пор, как существует мир, не было ничего такого? Это верно. Да, с тех пор как существует мир. Наш мир. Потому как, похоже, нильфгаардцы прибыли из-за гор, чтобы наш мир уничтожить. – Бессмысленно! Кому нужно уничтожить мир? Войны не для того ведутся, чтобы уничтожать. Войны ведут по двум причинам. Одна из них – власть, другая – деньги. – Не философствуй, Геральт! Того, что творится, философией не изменишь! Почему ты не слушаешь? Почему не видишь? Почему не хочешь понять? Поверь, Яруга не остановит нильфгаардцев. Зимой, когда река встанет, они пойдут дальше. Говорю тебе, надо бежать, бежать аж на Север, может, туда они не дойдут. Но даже если и не дойдут, наш мир уже никогда не будет таким, как прежде. Геральт, не бросай меня здесь. Я не справлюсь сам! Не бросай меня! – Да ты никак спятил, Лютик. – Ведьмак наклонился в седле. – Ты, похоже, совсем сбрендил, если мог подумать, что я тебя брошу. Давай руку, прыгай на коня. Тут тебе искать нечего, на паром все равно не протолкнешься. Отвезу тебя вверх по реке, поищем лодку или плот. – Нильфгаардцы захватят нас. Они уже близко. Видел конников? Похоже, они идут прямо из боя. Поехали вниз по реке, к устью Ины. – Перестань каркать. Мы проскользнем, вот увидишь. Вниз по реке тоже тянутся толпы людей, у каждого парома будет то же, что и здесь, все лодки, вероятно, уже захапали. Поехали вверх, против течения, не бойся, я переправлю тебя хоть на колоде. – Тот берег едва виден! – Прекрати ныть. Я сказал – переправлю. – А ты? – Забирайся на лошадь. Поговорим в пути. Эй, ты что! Только не с мешком! Хочешь, чтобы у Плотвы спина переломилась? – Это Плотва? Но Плотва же была гнедой, а эта каштановая. – Все мои лошади зовутся Плотвами. Ты прекрасно знаешь и перестань болтать. Я сказал – выкинь мешок. Что у тебя там, золото? – Рукописи! Стихи! И немного жратвы… – Выкинь в реку. Напишешь новые. А едой я поделюсь. Лютик сделал жалостливую мину, но раздумывать не стал, а с размаху кинул мешок в воду. Запрыгнул на лошадь, устраиваясь на вьюке, схватился за Геральтов пояс. – Вперед, вперед, – торопил он. – Нечего терять время, Геральт, давай – в лес, прежде чем… – Перестань, Лютик, твоя паника начинает передаваться Плотве. – Не смейся. Если б ты видел то, что я… – Заткнись, дьявольщина. Едем, я хочу до темноты обеспечить тебе переправу. – Мне? А ты? – У меня есть дела по эту сторону. – Да спятил-то, кажись, ты, Геральт. Тебе что, жизнь не мила? Какие еще дела? – Не твоего ума… Я еду в Цинтру. – В Цинтру? Нет уже Цинтры. – Ты что это? – Нет, говорю, Цинтры. Есть пепелище и куча камней. Нильфгаардцы… – Слезай,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.