Меч предназначения
НЕМНОГО ЖЕРТВЕННОСТИ
глупой, толкую: мы, дескать, уже наняли одного барда, тебе мало? А она, что один – это, значить, недостаточно, что, дескать, мэтр Лютик – другое дело. Какая слава и, опять же, соседям шпилька в задницу. Мэтр? Окажи нам, значить, такую честь… Двадцать пять талеров, значить, наличными, как символ, само собой… Только лишь бы искусству потрафить… – Уж не ослышался ли я? – протянул Лютик. – Я – второй бард? Довесок к какому-то другому музыканту? Да еще этот, как его, символ? Мне? Нет, так низко я еще не пал, милсдарь Краснобай Дроухард, чтобы кому-то подпевать! Дроухард стал пунцовым. – Прощения просим, мэтр, – пробормотал он еле слышно. – Не так я, значить, мыслил… Энто все жена… Прощения просим… Окажите честь… – Лютик, – тихо шепнул Геральт. – Не задирай носа. Нам необходимы эти несколько монет. – Не учи меня жить! – разорался поэт. – Я задираю нос? Глядите-ка на него! А что сказать о тебе, то и дело отвергающем выгодные предложения? Хирриков ты не убиваешь, потому что они вымирают, двусилов – потому как они безвредны, ночниц – потому что миленькие, дракона, вишь ты, кодекс запрещает. Я, представь себе, тоже себя уважаю! У меня тоже есть свой кодекс! – Лютик, прошу тебя, сделай это для меня. Немного жертвенности, парень, ничего больше. Обещаю, и я не стану заноситься при следующем задании, если попадется. Ну, Лютик… Трубадур, глядя в землю, почесал подбородок, покрытый светлым мягким пушком. Дроухард, раскрыв рот, придвинулся ближе. – Мэтр… Окажите честь. Жена меня, значить, не простит, ежели я вас не уломаю. Ну… Ну пусть будет тридцать. Как символ. – Тридцать пять, – твердо сказал Лютик. Геральт усмехнулся, с надеждой втянул носом запах еды, доносящийся с подворья. – По рукам, мэтр, по рукам, – быстро проговорил Телери Дроухард, и стало ясно, что он дал бы и сорок, если б потребовалось. – А теперича… Мой дом, ежели вам надобно отряхнуться и передохнуть, ваш дом. И вы, господин… Как вас там? – Геральт из Ривии. – И вас, господин, конешным делом, тоже приглашаю. Перекусить, значить, выпить… – Ну что ж, с удовольствием, – сказал Лютик. – Указывайте дорогу, милейший господин Дроухард. А кстати, так, между нами, тот второй бард, это кто же? – Благородная госпожа Эсси Давен. 3 Геральт еще раз протер рукавом серебряные набивки куртки и пряжку пояса, пятерней причесал перехваченные чистой перевязкой волосы и очистил голенища сапог, потерев одно о другое. – Лютик? – Ну? – Бард разгладил пришпиленную к шапочке эгретку, поправил и одернул курточку. Оба потратили полдня на чистку одежды и приведение ее хотя бы в относительный порядок. – Что, Геральт? – Постарайся держаться так, чтобы нас выкинули после ужина, а не до него. – Надеюсь, ты шутишь? За собой смотри получше. Ну, входим? – Входим. Слышишь? Кто-то поет. Женщина. – Только услышал? Это Эсси Давен по прозвищу Глазок. Неужто никогда не встречал женщин-бардов? Ах, правда, я же забыл, ты обходишь стороной места, где цветет искусство. Глазок – талантливая поэтесса и певица, к
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.