Меч предназначения
НЕМНОГО ЖЕРТВЕННОСТИ
они указали нам дорогу, они проторили ее для нас, они усеяли ее трупами тех, кто был для нас, людей, помехой и препятствием, трупами тех, кто защищал от нас этот мир. Мы, мазель Эсси, просто продолжаем эту борьбу. Мы, а не твои баллады, пишем историю человечества. И нам уже нет нужды в ведьмаках, нас и без того ничто уже не удержит. Ничто. Эсси побледнела, дунула на прядь волос и покачала головой. – Ничто, Агловаль? – Ничто, Эсси. Поэтесса усмехнулась. Из передней долетел какой-то шум, крики, топот. В зал вбежали пажи и стражники, у самых дверей бросились на колени либо согнулись в поклонах. В дверях стояла Шъееназ. Ее светло-зеленые волосы были искусно завиты, охвачены изумительной красоты диадемой из кораллов и жемчужин. Она была в платье цвета морской волны с белыми, как пена, оборками. Платье было сильно декольтировано, так что прелести сирены, хоть частично прикрытые и украшенные ожерельем из нефритов и ляпис-лазури, по-прежнему вызывали величайшее восхищение. – Шъееназ… – простонал Агловаль, падая на колени. – Моя… Шъееназ… Сирена медленно подошла, и ее движения были мягкими и полными грации, плавными, как набегающая волна. Она остановилась перед князем, сверкнула в улыбке мелкими белыми зубками, потом быстро подобрала платье и подняла подол на такую высоту, чтобы каждый мог оценить качество работы морской волшебницы водороски. Геральт сглотнул. Не было сомнений: водороска знала толк в красивых ножках и умела их делать. – Ох! – воскликнул Лютик. – Моя баллада… Совсем как в моей балладе… Она обрела ради него ножки, но потеряла голос! – Ничего я не потеряла, – сказала Шъееназ напевно на чистейшем всеобщем. – Пока что. После операции я словно новая. – Ты говоришь на нашем языке? – А что, нельзя? Как твои дела, белоголовый? О, и твоя любимая тоже здесь, Эсси Давен, если не ошибаюсь? Ты уже лучше ее знаешь или по-прежнему едва-едва? – Шъееназ… – пролепетал Агловаль, приближаясь к ней на коленях. – Любовь моя! Моя любимая… единственная… Значит, все-таки наконец-то! Наконец-то, Шъееназ! Сирена грациозным движением подала ему руку для поцелуя. – Да. Я ведь тоже люблю тебя, глупышка! А что это за любовь, когда любящий не может иногда хоть чем-то пожертвовать? 9 Они выехали из Бремервоорда ранним холодным утром, в тумане, впитавшем в себя яркость красного шара солнца, выкатывающегося из-за горизонта. Выехали втроем. Как решили раньше. Они не разговаривали об этом, не строили планов, просто хотели быть вместе. Какое-то время. Покинули каменистый мыс, распрощались с рваными клифами над пляжами, странными формациями иссеченных волнами и водоворотами известняковых скал. Но, спустившись в зеленую, усеянную цветами долину Доль Адалатте, все еще слышали запах моря, гул прибоя и резкие, дикие крики чаек. Лютик не переставая болтал, перескакивал с темы на тему и практически ни одной не заканчивал. Рассказывал о Стране Барса, где глупый, по его мнению, обычай велит девушкам хранить невинность до самого замужества, о железных птицах с острова
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.