Меч предназначения
НЕМНОГО ЖЕРТВЕННОСТИ
может жить с хвостом и существовать под водой. Ты можешь дышать воздухом, а он водой не может вообще! – Так я и знала, – взвизгнула сирена. – Знала. Увертки. Глупые, наивные увертки, ни на грош жертвенности! Любящий жертвует! Я ради него жертвовала собой, ежедневно вылезала на скалы, все чешуйки на попе протерла, плавник растрепала, простыла. Насморк схватила! А он ради меня не хочет пожертвовать двумя своими паршивыми обрубками? Любить – значит не только брать, но и уметь отказываться от чего-то, жертвовать собою! Повтори ему это! – Шъееназ! – воскликнул Геральт. – Ты что, не понимаешь? Он не может жить в воде! – Я не принимаю глупых отговорок! Я тоже… Я тоже его люблю и хочу иметь от него мальков, но как это сделать, ежели он не хочет дать мне молок? Куда я ему икру положу? В шапку? – О чем это она? – крикнул князь. – Геральт! Я привез тебя не для того, чтобы ты с ней беседы беседовал, а… – Она стоит на своем. Она злится. – А ну давай сюда сети! – рявкнул Агловаль. – Подержу ее у себя в бассейне, так она… – А вот такого не хотите, ваша милость! – крикнул капитан, демонстрируя рукой, что он имеет в виду. – Под нами может быть кракен! Вы когда-нибудь видели кракена, господин? Прыгайте в воду, ежели на то ваша воля, ловите ее руками. Я мешать не стану. Я этой коггой живу! – Ты живешь моей милостью, паршивец! Давай сети, а то велю повесить! – Поцелуй…те пса под хвост! На когге – моя воля выше вашей! Я тут капитан! – Тихо вы оба! – зло крикнул Геральт. – Она что-то говорит, у них трудный диалект, мне надо сосредоточиться! – С меня довольно! – певуче воскликнула Шъееназ. – Я есть хочу. Ну, белоголовый, пусть он решает, и немедленно. Скажи ему одно: я больше не хочу быть посмешищем и не стану разговаривать с ним, с этой четырехрукой морской звездой. Повтори ему, что для забав, которые он предлагает мне на скалах, у меня есть подруги, которые делают все гораздо лучше! Но я считаю это играми для детишек, у которых еще не сменилась чешуя на хвостах. Я нормальная, здоровая сирена… – Шъееназ… – Не прерывай! Я еще не кончила! Я здоровая, нормальная и созревшая для нереста, а ему, если он действительно меня хочет, надо обзавестись хвостом, плавником и всем, что есть у нормального тритона. Иначе я знать его не знаю! Геральт переводил быстро, стараясь избегать вульгарностей. Не очень-то это получалось. Князь покраснел, выругался. – Бесстыжая девка! – рявкнул он. – Холодная макрель! Пусть найдет себе треску покрупнее с большим… ну что там у них есть… – Что он сказал? – заинтересовалась Шъееназ, подплывая. – Что не желает заводить хвоста! – Так скажи ему… Скажи ему, чтобы он высушился как следует! – Что она сказала? – Она сказала, – перевел ведьмак, – чтобы ты утопился! 2 – Эх, жаль, – сказал Лютик, – не мог я с вами поплавать. Что делать, я на море блюю так, что хуже не придумаешь. А знаешь, я ни разу в жизни не болтал с сиреной. Обидно, черт побери. – Насколько я тебя знаю, – проговорил Геральт, приторачивая вьюки, – балладу ты напишешь
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.