Геральт, слегка подрагивала, а свисающая с ложки длинная ниточка вареного лука раскачивалась, словно маятник. – Пппп-приве-ет, Лю-ю-тик, – заикаясь, выдавил он и громко сглотнул. – Икота замучила? Хочешь, напугаю? Сразу пройдет! Слушай; на заставе видели твою женушку! Вот-вот явится! Гардения Бибервельт собственной персоной, ха-ха-ха! – Дурак ты, Лютик, – укоризненно проговорил низушек. Лютик снова жемчужно рассмеялся, одновременно взяв два сложных аккорда на струнах лютни. – Потому как мина у тебя исключительно глупая, братец, а таращишься ты на нас так, словно у нас рога и хвосты выросли. А может, ведьмака испугался? А? Или, думаешь, начался сезон охоты на низушков? Может… – Прекрати, – не выдержал Геральт, подходя к столу. – Прости, дружище. Лютик сегодня перенес тяжелую личную трагедию и еще не оправился. Вот и пытается шуткой прикрыть печаль, угнетение и стыд. – Не говорите. – Низушек втянул наконец содержимое ложки. – Сам угадаю. Любезная Веспуля звезданула его по кумполу горшком и выперла наконец взашей? Так, Лютик? – Я не разговариваю на деликатные темы с личностями, кои сами жрут и пьют, а друзей заставляют стоять, – проговорил трубадур и тут же, не ожидая приглашения, уселся. Низушек зачерпнул ложку похлебки и слизнул свисающие с нее нитки сыра. – Что правда, то правда, – угрюмо произнес он. – Приглашаю, куда ж деваться. Присаживайтесь и… чем хата богата. Отведайте луковой похлебки. – В принципе-то, я так рано не ем, – задрал нос Лютик. – Но уж, так и быть, уважу. Только не на пустой желудок. Эй, хозяин! Пива, любезный, да живо! Девушка с красивой толстой косой, свисающей до ягодиц, принесла тарелки с похлебкой и кубки. Геральт, приглядевшись к ее кругленькой, покрытой пушком мордашке, отметил для себя, что у нее были бы вполне приличные губки, если б она помнила о том, что ротик надобно хоть иногда прикрывать. – Дриада лесная! – воскликнул Лютик, хватая руку девушки и целуя ее в ладошку. – Сильфида! Волшебница! Божественное создание с глазами, словно васильковые озера! Прелестная, как утренняя заря, а форма губ твоих, возбуждающе приоткрытых… – Дайте ему пива, быстренько, – простонал Даинти Бибервельт. – Не то случится несчастье. – Не случится, не случится, – заверил бард. – Правда, Геральт? На всем белом свете не найти более спокойных людей, нежели мы двое. Я, милсдарь купец, поэт и музыкант, а музыка умягчает обычаи. А наличествующий здесь, в эркере, ведьмак вообще опасен исключительно для чудищ, чудовищ и уродцев. Познакомься: Геральт из Ривии, гроза упырей, упыриц, упырих, оборотней и всяческой мерзопакостности. Небось слышал о Геральте, Даинти? – Слышал. – Низушек подозрительно глянул на ведьмака. – Ну и что?.. Что поделываете в Новиграде, милсдарь Геральт? Неужто туточки появились какие-нибудь страшные монстры? Вас… хм-хм… наняли? – Нет, – улыбнулся ведьмак, – я на отдыхе. – О! – произнес Даинти, нервно перебирая волосатыми ногами, на пол-локтя не достающими до пола. – Это славно… – Что – славно? – Лютик
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.