1 – Ах ты, свинтус! Ах ты, рифмоплет паршивый! Ах ты, изменщик! Геральт, заинтригованный, потянул кобылу за угол. Не успел он установить источник воплей, как к ним присоединился глубокий липко-стеклянный звон. «Вишневое варенье, – подумал ведьмак. – Такой звук издает банка вишневого варенья, если запустить ее с большой высоты и с большой силой». Это-то он знал отлично. Йеннифэр, когда они жили вместе, доводилось во гневе кидать в него банками варенья. Которые она получала от клиентов. Потому что сама-то Йеннифэр понятия не имела о том, как варить варенье, а магия в этом отношении не всегда давала положительные результаты. За углом, перед узким, покрашенным в розовое домиком, собралась солидная кучка ротозеев. На маленьком, весь в цветах, балкончике, под наклонным навесом стояла молодая светловолосая женщина в ночной сорочке. Выгнув пухленькое и кругленькое плечико, выглядывающее из-под оборок, она с размаху запустила вниз обитый по краям цветочный горшок. Худощавый мужчина в сливового цвета шапочке с белым пером отскочил, словно ошпаренный, горшок шмякнулся о землю прямо у его ног и разлетелся на куски. – Ну Веспуля! Ну Веспуленька! Ну радость моя! – крикнул мужчина в шапочке с пером, – Не верь сплетням! Я хранил тебе верность, провалиться мне на этом самом месте, если вру! – Прохвост! Чертово семя! Бродяга! – взвизгнула пухленькая блондинка и скрылась в глубине дома. Видать, в поисках очередных снарядов. – Эй, Лютик! – окликнул мужчину ведьмак, влача на поле боя упирающуюся и фыркающую кобылу. – Как жизнь? Что происходит? – Жизнь? Нормально, – осклабившись, проговорил трубадур, – как всегда. Привет, Геральт! Каким ветром занесло? А, черт, осторожней! Оловянный бокал свистнул в воздухе и с грохотом отскочил от брусчатки. Лютик поднял его, осмотрел и кинул в канаву. – Забирай свои шмотки! – крикнула блондинка, призывно играя оборками на пухленьких грудках. – И прочь с глаз моих! Чтоб ноги твоей больше тут не было, стихоплет! – Это не мое, – удивился Лютик, поднимая с земли мужские брюки с гачами разного цвета. – В жизни у меня не было таких штанов. – Убирайся! Видеть тебя не желаю! Ты… ты… Знаете, какой он в постели? Никудышный! Никудышный, слышишь! Слышите, люди? Очередной горшок просвистел в воздухе, зафурчал торчащим из него сухим стеблем. Лютик едва увернулся. Вслед за горшком полетел медный котел никак не меньше чем в два с половиной галлона. Толпа зевак, держась за пределами обстрела, тряслась от хохота. Самые большие остряки хлопали в ладоши, кричали «бис» и убеждали блондинку действовать активнее. – Слушай, а у нее в доме нет катапульты? – забеспокоился ведьмак. – Не исключено, – сказал поэт, задрав голову к балкону. – У нее дома жуткий склад рухляди. Штаны видел? – А может, лучше уйти? Вернешься, когда утихомирится. – Еще чего? – скривился Лютик. – Возвращаться в дом, из которого в тебя бросают оскорбления и медные котлы. Сей непороч… виноват, непрочный союз я в одностороннем порядке объявляю разорванным. Подождем только,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.