мне это покоя, ну не дает, понял? Нет? Стой, говорю. – Прочь с дороги. – Стой! – рявкнул Цикада, положив руку на рукоять меча. – Не понял? Драться будем. Я тебя вызываю! Счас увидим, кто из нас лучше! Геральт, не замедляя шага, пожал плечами. – Вызываю тя на бой! Слышь, выродок? – крикнул Цикада, снова загораживая ему путь. – Чего ждешь? Вытягай железяку! Что, страх забрал? Геральт продолжал идти, заставляя Цикаду пятиться, неловко идти задом. Цикадины провожатые поднялись с бревен, пошли следом за ними, однако держались в отдалении. Геральт слышал, как грязь хлюпает у них под ногами. – Я тя вызываю! – повторил Цикада, бледнея и краснея попеременно. – Слышь ты, ведьмино дерьмо? Чего те еще надо? В харю наплевать? – Плюй! Цикада остановился и действительно набрал воздуха, сложив губы для плевка. Он глядел в глаза ведьмаку, а не на его руки. И это была ошибка. Геральт, по-прежнему не замедляя шага, молниеносно ударил его кулаком в игольчатой перчатке, не замахнувшись, лишь слегка согнув колени. Ударил прямо по кривящимся губам. Губы Цикады лопнули, словно раздавленные вишни. Ведьмак сгорбился и ударил еще раз в то же самое место, на этот раз сделав короткий замах и чувствуя, как вслед за силой и инерцией удара выхлестывает ярость. Цикада, повернувшись на одной ноге в грязи, а другой в воздухе, рыгнул кровью и навзничь шлепнулся в лужу. Ведьмак, слыша за спиной шипение клинка в ножнах, остановился и медленно повернулся, держа руку на эфесе меча. – Ну, – сказал он дрожащим от злости голосом. – Ну, давайте! Тот, который достал оружие, смотрел ему в глаза. Секунду. Потом отвел взгляд. Двое других попятились. Сначала медленно, потом все быстрее. Слыша это, человек с мечом тоже отступил, беззвучно шевеля губами. Тот, который был дальше всех, развернулся и побежал, разбрызгивая грязь. Остальные замерли на месте, не пытаясь приблизиться. Цикада развернулся в грязи, приподнялся, упершись локтями, забормотал, кашлянул, выплюнул что-то белое вместе с большой порцией красного. Проходя мимо него, Геральт с отвращением пнул его в щеку, сломав лицевую кость и снова повалив в лужу. И, не оглядываясь, пошел дальше. Истредд уже ждал у колодца. Он стоял, опершись о венцы деревянной, обросшей зеленым мхом клети. На поясе висел меч. Прекрасный, легкий терганский меч с полузакрытой гардой, касающийся окованным концом ножен блестящего голенища охотничьего сапога. На плече чародея сидела нахохлившаяся черная птица. Пустельга. – Пришел, ведьмак. – Истредд подставил пустельге руку в перчатке, нежно и осторожно посадил птицу на навес над колодцем. – Пришел, Истредд. – Не думал. Полагал – выедешь. – Не выехал. Чародей свободно и громко рассмеялся, откинув голову назад. – Она хотела нас… хотела нас спасти, – сказал он. – Обоих. Ничего не получилось, Геральт. Скрестим мечи. Остаться должен один. – Ты намерен драться мечом? – Тебя это удивляет? Но ведь и ты намерен драться мечом. Давай! – Почему, Истредд? Почему мечом, а не магией? Чародей побледнел,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.