плечом. Меча не было. «Ничего не искоренит во мне этих рефлексов, – подумал он, мягко отскакивая. – Привычка? Клеточная память? Я – мутант, реагирую как мутант», – подумал он, снова падая на колено, и, избегая удара, потянулся за кинжалом к голенищу. Кинжала не было. Он криво усмехнулся, тут же получил палкой по голове. В глазах вспыхнуло, боль пронзила до кончиков пальцев. Он упал, расслабляясь и не переставая улыбаться. Кто-то повалился на него, прижал к земле. Второй сорвал с пояса мешочек. Он уловил глазом блеск ножа. Сидящий у него на груди разорвал куртку под шеей, схватил за цепочку, вытянул медальон. И тут же выпустил его из руки. – Баал-Зебута, – услышал Геральт сопение. – Ведьмак… Второй выругался. – У него же не было меча… О боги… Тьфу, тьфу… Бегом отседова, Радгаст! Не касайся его, тьфу, тьфу… Луна на мгновение пробилась сквозь тонкое облако. Геральт увидел над собой тощее крысиное лицо, маленькие черные блестящие глазки. Услышал топот ног второго, удаляющийся в переулке, из которого несло кошками и прогорклым жиром. Человек с крысиной мордочкой медленно снял колено с его груди. – В следующий раз… – Геральт услышал его четкий шепот, – в следующий раз, ведьмак, когда захочешь покончить жизнь самоубийством, не впутывай в свои дела других. Просто повесься на вожжах в конюшне. 9 Ночью, видимо, шел дождь. Геральт вышел из конюшни, протирая глаза и выбирая пальцами солому из волос. Восходящее солнце блестело на мокрых крышах, золотом горело в лужах. Ведьмак сплюнул, во рту все еще было неприятно, шишка на голове отдавалась тупой болью. На барьере перед конюшней сидел черный кот и сосредоточенно лизал лапу. – Кис, кис, кис, – позвал ведьмак. Кот, застыв, зловеще глянул на него, прижал уши и зашипел, обнажив клыки. – Знаю, – кивнул Геральт. – Я тебя тоже не люблю. Я просто пошутил. Он медленными движениями стянул расслабившиеся застежки и шнуровки курточки, выровнял на себе складки одежды, проверил, не стесняют ли они где свободу движений. Перекинул меч за спину, поправил рукоять над правым плечом. Перевязал лоб кожаным ремешком, откинув волосы назад, за уши. Натянул длинные боевые перчатки, набитые короткими конусами серебряных игл. Еще раз глянул на солнце, сузив зрачки в вертикальные щелочки, подумал: «Прекрасный день. Прекрасный для боя». Вздохнул, плюнул и медленно пошел вдоль улочки, вдоль стен, выделяющих резкий, пронзительный запах мокрой штукатурки, известкового связующего. – Эй, чудак! Он обернулся. Цикада в обществе трех подозрительно выглядевших вооруженных типов сидел на штабеле бревен, уложенных вдоль вала. Встал, потянулся, вышел на середину улочки, старательно обходя лужи. – Далеко собрался? – спросил он, упершись узкими ладонями в увешанный оружием пояс. – Не твое дело. – Чтоб было ясно: чихать я хотел на войта, чародея и весь этот засранный город, – сказал Цикада, медленно выговаривая слова. – Дело в тебе, ведьмак. Ты не дойдешь до конца улочки. Слышишь? Нет? Проверить хочу, каков ты в бою. Не дает
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.