Меч предназначения
ПРЕДЕЛ ВОЗМОЖНОГО
выпустил меч и потерял шлем, рухнул спиной на землю, ударившись головой о камень. – Ходу, парни! В горы! – взвыл Ярпен Зигрин, перебивая рев Нищуки, придавленного конем. Развевая бородами, краснолюды рванулись к скалам со скоростью, поразительной при их коротких ногах. Дракон не преследовал. Он спокойно сидел и осматривался. Нищука метался и орал под конем. Богольт лежал неподвижно. Живодер отполз к скалам боком, словно огромный металлический краб. – Невероятно, – шептал Доррегарай. – Невероятно… – Эй! – Лютик рванулся в веревках так, что телега затряслась. – Что это? Вон там? Глядите! Со стороны восточного каньона ползла огромная туча пыли, вскоре до них донеслись крики, топот. Дракон вытянул шею, рассматривая. На равнину выкатились три большущие телеги, забитые вооруженными людьми. Разделившись, они начали окружать дракона. – Это… Черт побери, это же милиция и цеховые из Голополья! – крикнул Лютик. – Они обошли истоки Браа! Да, это они! Гляньте-ка, Козоед, там, впереди! Дракон опустил голову, нежно подтолкнул к возу маленькое, серенькое, попискивающее существо. Потом ударил хвостом о землю, зарычал и стрелой помчался навстречу голопольцам. – Что это? – спросила Йеннифэр, – Это маленькое? То, что копошится в траве? Геральт? – Это то, что дракон защищал от нас, – сказал ведьмак. – То, что недавно проклюнулось в пещере, там, в северном каньоне. Дракончик, вылупившийся из яйца драконицы, отравленной Козоедом. Дракончик, спотыкаясь и елозя по земле выпуклым животиком, неуверенно подбежал к телеге, пискнул, встал столбиком, растопырив крылышки, потом, не задумываясь, прижался к бедру чародейки. Йеннифэр с растерянным выражением лица громко вздохнула. – Он тебя любит, – проворчал Геральт. – Маленький, а не дурак. – Лютик, вывернувшись в узах, ощерился. – Гляньте, куда мордашку-то сунул, хотел бы я быть на его месте, черт побери! Эй, малый, беги! Это Йеннифэр! Гроза драконов. И ведьмаков. Во всяком случае – одного ведьмака. Это уж точно. – Помолчи, Лютик! – крикнул Доррегарай. – Глядите туда, на поле! Они уже на него напали, гром их разрази! Телеги голопольцев, гремя, как боевые колесницы, мчались на мчащегося к ним дракона. – Бей его! – орал Козоед, вцепившись в плечи возницы. – Бей, братва, куда попало и чем попало! Не жалей! Дракон ловко отскочил от наезжающего на него первого воза, искрящегося остриями кос, вил и рогатин, но попал между двумя другими, из которых на него упала запущенная ремнями огромная двойная рыбацкая сеть. Дракон, запутавшись, повалился, рванулся, сжался в клубок, растопырил лапы. Сеть, разрываемая на куски, громко затрещала. С первой телеги, которая уже успела развернуться, на него кинули новые сети, полностью опутавшие его. Две оставшиеся телеги развернулись и помчались к дракону, тарахтя и подскакивая на выбоинах. – Попался в сети, карась! – орал Козоед. – Сейчас мы с тебя чешуи-то сдерем! Дракон зарычал, пальнул вздымающимся к небу клубом пара. Голопольские милиционеры кинулись к нему, соскакивая с телег.
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.