Идти в обход оказалось делом непростым. Можно даже сказать – невозможным. И не потому, что Тимка что-то там перепутал или волшебный камень дал осечку, вовсе нет: похоже, залы и коридоры зеркального дома не стояли на месте. Тим рассчитывал выйти вместе с Боней в знакомый бесконечный коридор, а оказался в тускло освещенной кладовке, забитой какими-то пыльными мешками и старыми ведрами. Боня немедленно дал задний ход, и они с Тимкой должны были бы наверняка снова оказаться в зале-ловушке, но очутились почему-то в широкой круглой комнате со стоявшей посреди нее безразмерной, тоже круглой, кроватью. Наверное, это была спальня Зеркальщика. – Хорошо гуляем, – мимоходом заметил Боня. – Этак мы до-олго Зеркальщика ловить будем. – Ничего, – подбодрил его Тимка, – авось и наскочим где-нибудь на него. Главное, на месте не стоять! – и прострелил из камня новую дыру в стене. Они бродили по странному дому уже часа два, и за это время ни разу не попали ни в одну из тех комнат, где бывали раньше. Казалось, что дом зеркального колдуна бесконечен, как последний урок перед летними каникулами; Хозяйственный постепенно терял свой боевой задор и даже иногда начинал украдкой позевывать. Убогие темные комнатки сменялись роскошными бальными залами, залы – мерзкими кладовками («гадюшниками» – как их метко окрестил Хозяйственный). Иногда попадались и подвальные сырые закоулки, где с мокрого потолка капала гнилая вода, а в черных углах мерцали призрачные бирюзовые огоньки. Тогда Боня вынимал меч из ножен для лучшего освещения и старательно обследовал эти закоулки – Хозяйственный очень надеялся обнаружить тайный подземный ход, чтобы наконец попросту удрать из опостылевшего ему колдовского дома. Но никаких подземных ходов, увы, не обнаруживалось. А вот Тимка не унывал. Ему вроде бы вообще все было нипочем: он с любопытством оглядывался по сторонам и порой замечал такое, чего уставший Хозяйственный не видел в упор. Например, то, что во всех комнатах, залах, кладовках и подвалах обязательно висят или стоят зеркала. Маленькие и большие, квадратные и круглые, целые и битые, разные. И порой Тимке казалось, что из этих зеркал, как из окошек, за ними незримо наблюдает кто-то очень злой и одновременно очень довольный! Довольный их нудными и утомительными поисками. – Все, я больше не могу, – в конце концов устало выдохнул Хозяйственный, когда они оказались в очередном незнакомом зале. – Ты как хочешь, а я должен отдохнуть. И подкрепиться! Знаешь, я вовсе не ожидал, что охота на колдунов такое утомительное и скучное занятие. – Боня огляделся, прикидывая, где бы можно было с удобством присесть. Возле громадного, во всю стену, обязательного для каждого зала зеркала стояло глубокое кожаное кресло, как по заказу! Тимка удивленно захлопал глазами – вроде бы никакого кресла там только что не было. – Ах, хорошо-то как, – пробормотал Хозяйственный, – то, что надо. – И расслабленно сел в уютное кресло. Даже рюкзак не снял. – Не садись! – в ужасе закричал Тим: в глубине зеркала, за
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.