Гарри Поттер и Дары Смерти
Завещание Альбуса Дамблдора
Он шёл по горной дороге в холодном синем сиянии утренней зари. Далеко внизу различался окутанный туманом призрак маленького городка. Не в нём ли живёт человек, которого он ищет? Человек, в котором нуждается так сильно, что способен думать только о нём, человек, которому известен ответ, известно решение его проблемы… — Эй, просыпайся. Гарри открыл глаза. Он снова лежал на раскладушке посреди тусклой комнаты Рона. Сычик спал, засунув голову под крохотное крыло. Шрам на лбу Гарри покалывало. — Ты бормотал во сне. — Правда? — Ага. «Грегорович». Ты всё время повторял: «Грегорович». Очков на Гарри не было, лицо Рона расплывалось перед ним. — А кто этот Грегорович? — Откуда мне знать? Это же ты называл его имя. Гарри потёр лоб, размышляя. У него было смутное представление, что он слышал это имя прежде, но где — Гарри вспомнить не мог. — Думаю, Волан-де-Морт ищет его. — Бедняга, — с пылом произнёс Рон. Гарри сел, потирая шрам, ещё не проснувшись окончательно. Он попытался точно припомнить свой сон, но в памяти всплыли лишь горизонт в горах да очертания городка в глубокой долине. — Я думаю, он за границей. — Кто? Грегорович? — Волан-де-Морт. Думаю, он отправился за границу искать Грегоровича. На Британию это место не походило. — Считаешь, ты снова заглянул в его сознание? — Теперь в голосе Рона звучала тревога. — Сделай милость, не говори Гермионе, — сказал Гарри. — Хотя я не понимаю, как, по её мнению, я могу справиться со своими снами. Он смотрел на маленькую клетку Сычика, пытаясь понять, откуда ему известно это имя — Грегорович? — По-моему, — медленно произнёс Гарри, — он имеет какое-то отношение к квиддичу. Между ними есть некая связь, но я не могу… не могу её вспомнить. — К квиддичу? — переспросил Рон. — А ты уверен, что думаешь не о Горговиче? — О ком? — Драгомир Горгович, охотник, два года назад перешёл в команду «Пушки Педдл», получив баснословный гонорар. Держит рекорд сезона по числу бросков квоффла. — Нет, — сказал Гарри. — О Горговиче я точно не думал. — Я тоже стараюсь о нём не думать, — сказал Рон. — Ну, так или иначе, с днём рождения. — Чёрт, действительно, а я и забыл! Мне же исполнилось семнадцать! Гарри схватил лежавшую рядом с раскладушкой палочку, направил её на заваленный невесть чем стол, на котором оставил очки, и произнёс: «Акцио, очки!» И хотя до них было всего-то около фута, почему-то оказалось очень приятно смотреть, как они летят к нему по воздуху — то есть, пока очки не ткнули Гарри в глаз. — Чистая работа, — фыркнул Рон. Чтобы отпраздновать избавление от Надзора, Гарри пустил вещи Рона летать по комнате, отчего Сычик проснулся и взволнованно заметался по клетке. Он попытался также чародейным образом завязать шнурки на своих кроссовках (и потом несколько минут распутывал получившиеся узлы) и, исключительно удовольствия ради, превратил оранжевые костюмы команды «Пушки Педдл», изображённой на висевшем в комнате Рона плакате, в синие. — Ширинку я бы на твоём месте всё же вручную застегивал, —
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.