Гарри упал, задыхаясь, на траву, и сразу вскочил на ноги. Солнце только что зашло; они приземлились на краю какого-то поля. Гермиона уже бегала по кругу, размахивая волшебной палочкой. — Протего тоталум… Сальвио гексиа… — Подлый предатель! — пропыхтел Рон, вылезая из-под мантии-невидимки и перебрасывая её Гарри. — Гермиона, ты гений, просто гений! До сих пор не верю, что мы оттуда выскочили! — Каве инимикум… Я же говорила, что это рог взрывопотама! Я ему говорила! И вот его дом развалился. — Так ему и надо, — буркнул Рон, рассматривая порванные джинсы и ссадины на ногах. — Как вы думаете, что с ним теперь сделают? — Ох, надеюсь, они его не убьют! — застонала Гермиона. — Я потому и хотела, чтобы Пожиратели смерти успели увидеть Гарри — пусть знают, что Ксенофилиус их не обманывал! — А меня почему спрятала? — спросил Рон. — Ты же, считается, лежишь дома и болеешь обсыпным лишаем! Полумну схватили, потому что её отец печатал в своём журнале статьи в защиту Гарри. Как ты думаешь, что будет с твоими родными, если тебя увидят с ним? — А как же твои мама и папа? — Они в Австралии. С ними ничего не должно случиться, они вообще ничего не знают. — Ты гений, — повторил Рон, глядя на неё с благоговением. — Это точно, Гермиона, — с жаром поддержал его Гарри. — Не знаю, что бы мы без тебя делали. Гермиона просияла улыбкой, но сразу же снова стала серьёзной. — А как же Полумна? — Ну, если они сказали правду и она ещё жива… — начал Рон. — Замолчи, замолчи! — вскрикнула Гермиона. — Она не могла погибнуть, не могла! — Тогда она, наверное, в Азкабане, — предположил Рон. — Выживет ли она там — это другой вопрос. Многие не выдерживают… — Полумна выдержит, — сказал Гарри. Он просто не мог допустить иного исхода. — Она гораздо крепче, чем кажется. Небось просвещает сейчас товарищей по камере насчёт нарглов и мозгошмыгов. — Надеюсь, что так, — вздохнула Гермиона и провела рукой по глазам. — Мне было бы ужасно жалко Ксенофилиуса, если бы… — Если бы он не выдал нас Пожирателям смерти, ага, — сказал Рон. Они поставили палатку, забились внутрь, и Рон заварил на всех чай. После того как они едва спаслись, холодная и душная палатка казалась уютной, родной и надёжной. Какое-то время все молчали, потом Гермиона воскликнула: — И зачем только мы туда сунулись? Гарри, ты был прав: получилось, как в Годриковой Впадине, бездарная потеря времени и ничего больше! Дары Смерти… Чушь какая… Хотя вообще-то… — ей пришла в голову новая мысль, — может, Ксенофилиус всё это сам выдумал? Не верит он ни в какие Дары, просто хотел нас задержать, пока не явятся Пожиратели смерти! — Непохоже, — возразил Рон. — Между прочим, в состоянии стресса не так легко что-нибудь придумать. Вот я, когда меня поймали егеря, назвался Стэном Шанпайком, потому что о нём хоть что-то знал. Притвориться другим человеком проще, чем выдумать совсем новую личность. У папаши Лавгуда тоже был стресс, когда он старался нас задержать. Я думаю, он сказал правду — ну, по крайней мере, он сам верил, что
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.