21 (9) августа 1854 года. Финский залив. Борту МДК «Денис Давыдов» Император и самодержец всея Руси Николай ПавловичПредыдущей ночью он практически не спал, штудируя вместо этого книгу господина Керсновского. Выводы из нее были, скажем так, неутешительные. И хоть он и прилег поспать хотя бы часок, остаток ночи провел в тягостных раздумьях. Да, ситуация с Крымом тяжелая: устаревший парусный флот, которому с современным паровым флотом тягаться трудно, несмотря на замечательных командиров и недавнюю блестящую победу при Синопе; армейское начальство, которое годится только для балов; необходимость держать войска на юго-западных рубежах на случай нападения со стороны Австрии, превратившейся в англо-французского шакала. Кроме того, недостроенные укрепления в Севастополе и отсутствие надежного пути снабжения и переброски – войск. Эх, будь железная дорога проложена хотя бы до Киева… Но как намедни сказал майор Копылов, самый важный вопрос в существующей ситуации не столько, кто виноват (что ему напомнило название произведения некоего писаки Александра Герцена, который, к счастью, покинул недавно пределы империи, хотя, согласно донесениям, и за границей продолжает заниматься вредоносной деятельностью), сколько – что делать. Как добавил тогда капитан Васильев, из каждой безвыходной ситуации есть выход. Ведь уже поздно строить современные паровые корабли для Черного моря, да и современного нарезного оружия для армии слишком мало – эти проклятые пруссаки не пускают их в Россию, а своих штуцеров мы производим до обидного мало. Зато кое-кого из генералов можно уже сейчас отправить в отставку или на должность, на которой они не причинят особого вреда. И начать надо будет с князя Меншикова, блестящего генерала для балов и парадов, но, как оказалось в истории потомков, совершенно непригодного для командования в боевых условиях. Вот только кем его и прочих заменить-то? Светлейший князь Иван Федорович Паскевич, которого он продолжал в письмах называть «отцом-командиром», после падения с лошади во время кампании на Дунае, сказался больным и находится на излечении. Император узнал из книги потомков, что Иван Федорович действительно тяжко болен и вскоре умрет. Придется подумать над другими кандидатурами на эту и другие должности, такими, например, как генерал Степан Александрович Хрулев, князь Виктор Илларионович Васильчиков, полковник Александр Петрович Хрущев, инженер-полковник Эдуард Иванович Тотлебен, которые в истории потомков стали героями обороны Севастополя. Но сейчас уже времени не было. Небо на востоке стало чуть светлее, следовательно, пора уже собираться. Корабль потомков, названный в честь одного из героев юности Николая – блестящего генерал-лейтенанта, поэта и партизана Дениса Васильевича Давыдова – должен будет выйти из гавани в половину пятого утра. Николай следовал к пирсу в сопровождении майора Копылова, капитана Васильева и отделения морских пехотинцев из Свеаборгской эскадры. На мачте «Дениса Давыдова» – или тем, что здесь называлось
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.