регулярно. По-моему, ей это понравилось. В Бресте стояли недолго, и я чуть было не угодил во французскую армию, причём не добровольцем. Оказалось, в армии французского короля не хватало солдат, по велению монарха армия устраивала облавы, кого схватили, того и в рекруты. Действовать силовыми методами было никак нельзя, пришлось убегать через незнакомые подворотни, плутая по улицам, перепрыгивая через заборы. Наконец, топот догоняющих солдат стих вдали. Я постоял, отдышался и крадучись вернулся на корабль. Ну его к лешему, этот Брест вместе с французским королём. Не хватало ещё мне, русскому по рождению и духу, участвовать в войне французов. Они тут вечно чего-то выясняют с соседями – то с испанцами, то с итальянцами, а уж с англичанами – так это вообще вековые дрязги. Отсижусь на корабле. Чего мне в городе делать – только если французского вина попить. А так – служанка рядом, она же любовница. Средства передвижения есть, деньги есть; нет, служить меня не тянет. Так и просидел на каракке все дни, изредка давая Норме деньги и посылая в город – купить вина, фруктов и ещё что по мелочи. Слава богу, пришёл день, и мы отплыли. Вот ведь порядки у французов – и на берег не сойдёшь, не рискуя свободой. Норма уже сносно понимала английский, но говорила плохо, не хватало практики общения. Правда, способности у неё были, она уже знала много итальянских и русских слов, иногда вырывающихся у меня. К матросам она особенно не выходила после одного случая. Как-то раз я услышал визг Нормы. Я выскочил из каюты. Пара матросов зажала в углу служанку, один залез под юбку, другой тискал груди. Норма отбивалась как могла и визжала, явно привлекая внимание. Я с ходу пнул одного по заднице, другому заехал по почкам. Освобождённая Норма начала пинать нахалов ногами. Матросы пристыженно ретировались. Я учил её английскому, немного начал учить русскому. В свободное время в трюме учился метать ножи. Очень уж мне понравилось их применение – бесшумно, эффективно. Ветер был не очень сильный, но через неделю показался мыс Аг по правому борту, вошли в пролив Ла-Манш. Слева вдалеке, в туманной дымке виднелись берега Англии, по правому борту – французские. О’Брайен довольно потирал руки: – Скоро прибудем на место, плыть ещё пару недель, да и места все хорошо и давно знакомые. Миль за пять от Гавра начали раздаваться раскаты вроде как далёкого грома. Я повертел головой – на небе ни тучки. О’Брайен забеспокоился – стреляют, пушки стреляют, где-то бой идёт. Не иначе как французы с англичанами отношения выясняют, как бы и нам не досталось. – Так мы же торговое судно. – Кто там разбираться будет, возьмут как трофей. О’Брайен поднялся на корму, переложил руль, каракка послушно повернула ближе к берегу. Капитан решил прижаться к земле и переждать морской бой. Осторожность и терпение – немаловажные качества для купца, а для судовладельца иногда – решающие. Спустили паруса, остановились милях в двух от берега. Гром пушек стих. Выждав ещё некоторое время, О’Брайен рискнул
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.