служанка послушалась, взяла деревянную лохань и сняла уже почти сухое бельё. Конечно, постирать не мешало, за три месяца плавания вещи выглядели не лучшим образом, но вешать исподнее на такелаж – это слишком. Я посмеялся и пошёл в каюту. По дороге вспомнил, что забыл сказать коку накормить Норму. Завернул в камбуз, но кок меня успокоил – твоя служанка сама сегодня сварила обед на всю команду и, знаете, сэр, команде понравилась её стряпня. Я удивился. Оказывается, я купил не обузу, а хозяйственную девчушку, а и ладно. Каждый день я ходил к Мигелю, мы активно оперировали, каждый день одного-двух человек, за кувшином вина обсуждали медицинские случаи и способы лечения. За две недели мы сблизились, даже жалко было думать о предстоящем расставании. Я купил в оружейной лавке ещё двенадцать метательных ножей из отличной толедской стали, выбирая с толком, уже зная, на что обратить внимание. Теперь по вечерам я успешно тренировался в метании ножей, перемежая свои занятия с обучением Нормы английскому языку. Надо хоть как-то общаться со служанкой. Постепенно я выяснил, что родом она с Азорских островов, маленькой девочкой вместе со всей семьёй попала в рабство к испанцам, где всю семью разлучили. Хозяйка попалась злая, часто била, а иногда на потеху и в наказание отдавала своим слугам. Выяснив историю её небольшой, но трудной жизни, я проникся сочувствием. Подошло время, когда О’Брайен заявил, что судно готово. Завтра он берёт продукты и воду, и мы продолжаем плавание. Я в последний раз посетил Мигеля, посидел с ним за богатым столом, попрощался. Перед уходом он дал мне в руки рекомендательное письмо. – Зачем оно мне, амиго Мигель? – Сейчас в Сорбонне медицину преподаёт Жильбер Пако, лучший ученик Амбруаза; если придётся быть в Париже, не сочтите за труд посетить его. Мы вместе учились у Амбруаза, и он будет рад оказать вам помощь и услышать обо мне. – Хорошо, Мигель, но я не собираюсь в Париж. – Неисповедимы пути Господни, Юрий. Удачи тебе, и пусть святая Мария не оставляет тебя. Он перекрестил меня на прощание и обнял. И пока я шёл по улице, махал шляпой. Наутро мы вышли в море. Наставала осень, было уже не так жарко, дул ветер, и не всегда тёплый. Синие воды становились серыми, день укорачивался. В прохладе я чувствовал себя бодрей, а Норма начала кутаться в одежды. За неделю мы дошли до Бильбао, где взяли груз и набрали воду, далее капитан решил уйти от берега, срезав путь по Бискайскому заливу. Ещё через неделю мы входили во французский Брест. Становилось прохладнее, днём температура не поднималась выше двадцати градусов, а ночью опускалась градусов до десяти. В одну из таких ночей я почувствовал рядом с собой тело. Служанка, то ли замёрзнув, то ли решив соблазнить, пришла ко мне в постель. Ну что же, я не монах, но насиловать бедную девушку мне не хотелось, уподобляясь слугам злой испанки. До этой ночи я с ней не спал, пользуясь положением господина. Но коли сама, чего же отказываться? После этого случая делали мы это
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.