балах. Поедемте скорее к отцу, он порадуется и достойно вознаградит вас! – Хорошо, но с одним маленьким условием. – Опять эти условия! – Просто мы наденем легкую накидку и сделаем дожу маленький сюрприз. – Да, это будет просто замечательно. Я достал заранее купленную кисею и набросил на её прекрасную головку. В общих чертах лицо проглядывало, но разглядеть детали не позволяла кисея. Мы вышли из комнаты. В прихожую входил Джузеппе, сзади следовали двое слуг с корзинками, полными снеди. – Джузеппе, я здорова и красива. Мы едем домой, к отцу! Джузеппе попробовал откинуть кисею, но Джульетта с удовольствием приняла условия игры и отшатнулась. – Вы увидите меня во дворце! Быстро едем, мне так не терпится увидеть моего дорогого отца! Мы вышли из дома, уселись в карету, заняв все места. Джузеппе, садясь в карету, крикнул охранникам и слугам: – Идите во дворец! Мы поехали, Джульетта в нетерпением выглядывала в окно кареты; я мог понять ее внутреннее состояние. Заехали на этот раз с парадного входа. Впереди шла Джульетта, за ней Джузеппе, сзади еле поспевал я. – Джульетта, потише, совсем загонишь старика Джузеппе! Подошли к парадному залу. Дож принимал какую-то делегацию, но Джульета ворвалась с девичьей непосредственностью в зал и остановилась. Все, и дож тоже с недоумением уставились на неё. Джульетта подошла к отцу и театральным жестом, как это умеют только женщины, сдернула кисею. От неожиданности и удивления дож даже привстал с кресла, затем оправился и попросил всех выйти. Я тоже собрался выйти, но дож окрикнул: – Хирург, останься! – Вероятно, он забыл, как меня звать. Мы остались втроем в зале. Дож оглядывал лицо дочери с разных сторон. Джульетта стояла пунцовая от удовольствия. Наконец дож углядел два розовых рубчика. – А это? – Через два-три месяца вы их не увидите, прошло слишком мало времени. – Да, немало удивлен. Неужели в Московии такие искусные хирурги? Знаешь, не там я искал помощи, доверился досужим разговорам. Чем обязан? Я решил не скромничать: – Пятьсот золотых дукатов, операция редкая, в мире никто, кроме меня, не делает таких. – Хм, это же почти… – Он не договорил. Дочка обиженно надула губки: – Ты обещал отдать любые деньги, никто не брался. Сейчас, когда я здорова и прекрасна, ты торгуешься. – Нет, нет, дорогая, ты меня неправильно поняла. Он дёрнул шнурок звонка, сразу же вошел Джузеппе: он выходил вместе со всеми и стоял за дверью. Приблизившись, он удивленно уставился на Джульетту: – Синьора, неужели это ваше лицо? Да вы просто красавица! – Я теперь такой буду всегда! Джульетта крутанулась на каблуке и, гордо неся голову, вышла из зала. – Отсчитай господину…э… – Кожину, – подсказал Джузеппе. – Да, да, Кожину, – пятьсот золотых дукатов. Он повернулся ко мне: – Деньги деньгами, но я хочу вас поблагодарить за дочь. Как любящий отец, я в восторге от вашей работы. Я думаю, вы не покинете мой город быстро, вероятно, недостатка в больных у вас не будет. Дож слегка склонил голову; я понял, что
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.