перепрыгнул через труп, слева и справа звенели клинки прикрывающих его дружинников. Вот он, зарядный ящик! Двигавшийся чуть сбоку от Михася Василь, вооруженный саперным топором, нанес два мощных удара по деревянной крышке, окованной железом. При этом во все стороны разлетались мелкие красные капли, ведь топор Василя был обагрен кровью по самую рукоятку. Крышка отлетела, стали видны тугие кожаные кисеты с порохом, аккуратно сложенные и плотно завязанные, фунтов на двадцать каждый. Михась схватил в охапку сразу три кисета, прижал их к груди, но один тут же вспорол ножом, по-прежнему зажатым в руке, пятясь, сделал дорожку и с размаху швырнул мешок под зарядный ящик. Василь тоже схватил свободной рукой за горловины пару мешков, бросил топор, достал пистоль. Пули в стволе не было, только бумажный пыж. – Отходим! Дружинники дали залп из пистолей, Василь выстрелил пыжом себе под ноги, туда, где Михась насыпал пороховую дорожку. Огонь понесся по ней к распоротому мешку. Дружинники, прикрытые клубами дыма от собственного залпа, что есть силы помчались в лес, перепрыгивая через многочисленные препятствия. Кроссовая подготовка в Лесном Стане – это дело святое, не менее значимое, чем стрельба, фехтование и прочая рукопашка. Они успели пробежать полсотни саженей, когда земля под их ногами внезапно вздрогнула, качнулась. Бойцы бросились на землю, как положено, лицом вниз, ногами к взрыву, головы прикрыли ладонями. Взрывная волна прокатилась над головами, закладывая уши. Желток вскочил первым, бегло осмотрел свой отряд. Слава Богу, все целы! – Бойцы, за мной, бегом! Они продирались через лес, подальше от черного дыма и диких криков, несущихся с дороги, с места разгрома турецкой полевой батареи. Четыре кисета с драгоценным порохом несли по очереди, сменяя друг друга. Через полчаса шестеро леших выскочили на поляну, преодолели ров и частокол и, наконец, оказались на засеке, в объятиях своих товарищей. Был выигран еще один бой. Орда, намеревавшаяся достичь Москвы изгоном, за два-три дня, продолжала топтаться на Засечной черте. Ближе к вечеру на засеке состоялся военный совет. Полусотник Разик, десятник Желток и головной Михась, отойдя в глубь позиции, на опушку леса, присели на мягкий мох. – Итак, братцы, ставим себя на место противника. Что бы вы предприняли? – сформулировал задачу совета Разик. Михась, как младший по званию, должен был высказываться первым. – У них два варианта. Обход или пешая атака через лес широким фронтом. Я плохо знаком с географией района, но мне представляется, что обход – дело долгое. Наверняка эта дорога, по которой они намеревались идти, самая удобная. Да и нет теперь у ордынцев уверенности в том, что и на обходных кривых дорожках их не встретят точно такие же засеки. И тут, как бы в подтверждение слов Михася, до леших донесся характерный гул отдаленного пушечного выстрела. – Ого! – воскликнул Разик. – Видать, они все же сунулись в обход. Или же это другая колонна. Судя по направлению и отдаленности звука, в бой вступила
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.