подумал об этом! — Осматривая парк, — продолжал Снегг, — я обнаружил, что был нанесён значительный ущерб бесценной Гремучей иве, редчайшему экземпляру подвида плакучих ив. — Эта ваша Гремучая ива нанесла нам куда больший ущерб! — выпалил Рон. — Молчать! — опять рявкнул Снегг. — К моему огромному сожалению, вы не на моём факультете, и я не могу вас отчислить. Но я сейчас же пойду приведу тех, кто обладает этими счастливыми полномочиями. А вы пока будете ждать здесь. Гарри и Рон, побледнев, взирали с отчаянием друг на друга. Гарри больше не чувствовал голода. Его мутило, и он старался не смотреть на банку, стоявшую на полке над столом Снегга: там плавало в зелёной жидкости что-то большое и осклизлое. Если Снегг пошёл за профессором МакГонагалл, возглавляющей факультет Гриффиндор, послабления не жди. Она, конечно, человек более справедливый, чем Снегг, но тоже очень строгая. Через десять минут Снегг вернулся и, разумеется, в сопровождении профессора МакГонагалл. Гарри довелось несколько раз видеть её рассерженной, но то ли он забыл, какие у неё бывают тонкие губы в гневе, то ли такой сердитой на его глазах она никогда не была. Войдя в кабинет, она тотчас взмахнула волшебной палочкой, мальчишки в страхе отпрянули, но она только разожгла в камине огонь, который тут же ободряюще загудел. — Садитесь, — предложила она. Оба опустились на стулья поближе к огню. — Теперь рассказывайте! — потребовала МакГонагалл, сердито поблёскивая очками. И Рон пустился описывать их злоключения, начав с барьера, который отказался впустить их на волшебную платформу. — …у нас просто не было другого выхода, госпожа профессор, мы никак не могли попасть на наш поезд. — А почему вы не послали письмо с совой? У тебя ведь была сова? — Профессор строго посмотрела на Гарри. Гарри опустил голову: именно так они должны были поступить. — Я… я не подумал… — Это яснее ясного. В дверь постучали, и Снегг, излучая счастье, отпер её. В кабинет вошёл директор школы, профессор Дамблдор. Гарри сжался в комок. Вид у Дамблдора был на редкость серьёзный. Он глядел на ребят, повесив крючковатый нос. И Гарри вдруг захотелось очутиться с Роном в тёмном парке под градом ударов Гремучей ивы. После продолжительного молчания Дамблдор наконец сказал: — Сделайте милость, объясните всё-таки, почему вы так поступили. Уж лучше бы он закричал на них, такое разочарование прозвучало в его голосе. Гарри почему-то не мог смотреть в глаза директору и рассказывал не ему, а своим коленкам. Он подробно описал всё, умолчав об одном — что заколдованный автомобиль принадлежит мистеру Уизли. По его рассказу получалось, что им с Роном повезло: на привокзальной стоянке оказался летучий автомобиль. Он сразу понял, Дамблдор не поверил ему, хотя и ничего не расспрашивал. Наконец Гарри закончил печальную повесть — директор школы продолжал молча взирать сквозь очки на жалких подсудимых. — Мы пойдём собирать вещи, — совсем тихо вымолвил Рон. — Это вы о чём, Рональд Уизли? — сурово вопросила профессор
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.