Проснувшись в воскресенье утром, Гарри обнаружил, что кости у него выросли, но двигалась рука всё ещё плохо. За окном светило зимнее солнце. Сев на постели, Гарри увидел, что кровать, где лежал Колин, отгорожена ширмой. Мадам Помфри, заметив, что Гарри проснулся, принесла завтрак, и, пока Гарри левой рукой неуклюже ел овсяную кашу, она сгибала и разгибала другую руку и каждый палец в отдельности. — Ты здоров, — объявила мадам Помфри. — Позавтракаешь и можешь идти. Гарри поскорее оделся и побежал в башню Гриффиндора рассказать друзьям о Добби и Колине. Но Рона с Гермионой в Общей гостиной не было. Куда же они запропастились? Им что, неинтересно, как у него рука? В коридоре Гарри налетел на Перси Уизли, выходившего из библиотеки. — Привет, Гарри, — тепло улыбнулся староста. — Отлично ты вчера сыграл, просто отлично! Заработал пятьдесят очков! Теперь Гриффиндор ведёт в соревновании между факультетами. Гарри кивнул. — Ты Рона с Гермионой не видел? — спросил он. — Нет, — посерьёзнел Перси. — Надеюсь, Рона не занесло опять в туалет девочек. Гарри натянуто улыбнулся, подождал, пока Перси скроется за углом, и помчался прямо туда. Оглянувшись, нет ли кого поблизости, шмыгнул в убежище Плаксы Миртл и услышал голоса друзей. — Это я, — сказал он, плотно затворив за собой дверь. В одной из кабинок что-то упало, раздался всплеск, Гермиона ахнула и выглянула в щёлочку. — Ну и напугал ты нас! Заходи скорее. Как твоя рука? — Как новая, — ответил Гарри и втиснулся в кабинку. На унитазе стоял старый, помятый котёл, под ним что-то потрескивало. Огонь, догадался Гарри. Маленькие, не боящиеся воды костерки — конёк Гермионы. Он с трудом закрыл дверь. Тесновато, конечно, зато безопасно. — Мы хотели пойти к тебе сразу же после завтрака. Но потом решили немедленно заняться Оборотным зельем, — объяснил Рон. Гарри начал было рассказывать про Колина, но Гермиона его перебила. — Мы всё знаем. Слышали, как МакГонагалл говорила утром с профессором Флитвиком. Потому и решили поскорее заняться зельем. — Надо срочно выведать, не Малфой ли за этим стоит, — нахмурился Рон. — Малфой после матча в ярости. Вот и отыгрался на Колине. — Но это ещё не всё, — продолжил свой рассказ Гарри, глядя, как Гермиона кидает спорыш пучок за пучком в дымящийся котёл. — Ночью ко мне приходил Добби. Сидевшие на корточках Рон с Гермионой удивлённо подняли головы. И Гарри подробно рассказал всё, что ему Добби поведал, прибавив ещё и то, о чём, по его мнению, Добби умолчал. Друзья от изумления раскрыли рты. — А раньше когда-нибудь Тайную комнату открывали? — спросила Гермиона. — Всё сходится! — ликовал Рон. — В тот раз Комнату открыл Люциус Малфой. Он ведь тоже учился в Хогвартсе. Знать бы только, что там за чудище. Неужели всё это время никто его не видел? Ведь оно явно рыщет по всему замку. — Может, это чудище-невидимка, — предположила Гермиона и палкой затолкала пиявок поглубже в кипящее варево. — А может, это оборотень? Возьмёт и превратится, например, в рыцарские доспехи. Я
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.