Как делили хабр, вспоминать буду долго. Под стенами города собралась огромная толпа горцев, и все они хотели только одного – получить свою долю. Причем были такие, кто не участвовал в битвах и появился после падения Нирзоя. А вожди родов и кланов задним числом зачислили их в состав своих сотен. Почему так? По той простой причине, что они родственники и земляки. Раз все из одной деревни, отказать соседу нельзя. И так почти в каждом подразделении. Любителей дармовщинки оказалось много, и прежде чем стали делить добычу, между сотнями произошли боестолкновения. В результате все передрались, перессорились, и было убито несколько воинов. Честно говоря, чего-то такого я ожидал. Горцы храбрецы, спору нет, особенно на своей территории. А в жизни это мелочные сквалыги, собственники и весьма неприятные субъекты. Да и как может быть иначе? Просто представить себе, как они живут, – и многое становится понятным. Есть деревеньки, и в каждой свой клан. Вождь самый богатый и здоровый мужик. Он хозяин и владелец общинного стада. А помимо этого у каждой семьи есть своя скотина, как правило, корова и несколько овец. В основном за счет этого горцы и живут: молоко, мясо, шерсть. А после падения Нирзоя, когда мы захватили огромную по местным меркам добычу, каждый захотел обогатиться. Есть в хлеву корова – счастье. А будет две – счастья вдвое больше станет. Вот и приперлись горцы хабр делить. А бойцы, которые реально участвовали в сражениях и проливали свою кровь, стали гнать дармоедов. Слово за слово – в итоге пролилась кровь. Такие вот дела, и я еще раз подумал о том, что правильно сделал, когда отказался стать верховным вождем. Ведь в таком случае мне пришлось бы разгребать местные склоки. А оно мне надо? Конечно же нет. В общем, войско успокоилось после полудня, и только затем произошел раздел добычи. Свои обещания я выполнил. Скотину, городские трофеи, ткани и продукты поделили вожди. Затем раскидали хабр по отрядам, и дальше дело сотников. А когда дележка была закончена, я обнаружил, что мое войско исчезло. Еще утром под стенами стояло больше трех тысяч воинов, а вечером в городе осталось человек триста, не больше. Остальные потянули добычу по домам, и если бы напали враги, Нирзой пришлось бы бросить. Но, к счастью, нирцы оставались на своих позициях, и ночь прошла спокойно, а утро принесло добрые вести. С утра пораньше, когда я проснулся, появился Вольгаст, который привел с собой человека. Это был посланец бохемского короля, действительный статский советник граф Арнольд ун Габьер. По приказу своего короля, Терена Славного, в народе больше известного как Скупердяй, он проник на территорию Яфтара через земли мараханов, и они проводили его в Нирзой. Ну и я, разумеется, принял графа. Арнольд ун Габьер оказался худощавым брюнетом в потрепанном темно-зеленом мундире. На первый взгляд человек неглупый. По крайней мере, взгляд умный. И, присев напротив меня, он сказал: – Никогда не думал, что увижу настоящего чародея. Я улыбнулся: – Ближе к делу, господин граф.
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.