1  первая О том, что надо быть внимательней 2  вторая В которой речь пойдет о пользе проклятий 3  третья О том, что иногда главное – это вовремя сбежать 4  четвертая Про то, что смутное время – вещь непредсказуемая 5  пятая В которой из искры разгорается пламя 6  шестая В которой звучат и «да» и «нет» 7  седьмая В которой стреляют в потолок 8  восьмая В которой снова палят почем зря 9  девятая В которой герой пробует убежать от судьбы 10  десятая Про желания и обязанности 11  одиннадцатая О неожиданных открытиях и решениях 12  двенадцатая О том, что иногда меньшее зло лучше, чем большее 13  тринадцатая Про то, что падение вниз иногда ведет наверх 14  четырнадцатая В которой ведут разговоры по душам 15  пятнадцатая О том, что возвращение домой сулит всякое 16  шестнадцатая В которой все крайне дружелюбны 17  семнадцатая Из которой следует, что решение жилищного вопроса – дело небезопасное 18  восемнадцатая О том, что иногда все встает с ног на голову 19  девятнадцатая В которой у героя что-то складывается, что-то нет 20  двадцатая О неисповедимости поворотов жизни 21  двадцать первая В которой у героя есть выбор 22  двадцать вторая Про то, что текучка – это текучка 23  двадцать третья В которой каждый преследует свои цели 24  двадцать четвертая В которой герой сначала упорствует, а потом соглашается 25  двадцать пятая В которой все занимают свои места 26  двадцать шестая Последняя, в которой герой может перевести дух
Слово и сталь
первая О том, что надо быть внимательней
– Убит! – вопль Эбигайл перекрыл даже гвалт отбывающих в Гленн-Страд последних селян, нагруженных баулами и утварью, сама же моя сестрица подбитой чайкой слетела с крыльца и подбежала к нам – Что же ты за проклятие такое на голову нашего рода, Хейген! Сначала брата моего сгубил, теперь жениха! Обожаю женскую непосредственность. Сначала я Лоссарнаха с ней познакомил и даже свел, а теперь, стало быть, погубил. Во всем я виноват. И это еще спорный вопрос, кто кого к ведьме в лес потащил – я Гэлинга, да прибудет душа его на плате резервного сервера в вечном покое, или он меня. – Я жив, леди Эбигайл – проворчал Лоссарнах, с кряхтением поднимаясь с земли – К несчастью. – У вас кровь течет, любезный друг – из рукава сестрицы появляется белый кружевной платочек, и она, вся такая из себя бледная, с дрожащими губами, начинает промокать им затылок Короля-без-королевства, трогательно встав на носочки. Сцена из средневековой мелодрамы, какая прелесть! Далеко пойдет моя названая сестра, ой далеко. Как бы и впрямь, в случае удачного завершения моих планов, не пришлось срочно ноги из Пограничья делать, чую, неустойчиво моя голова будет на плечах сидеть. Ночная кукушка дневную завсегда уделает, это без вариантов. – Все в порядке – отстранил ее Лоссарнах и потрогал затылок рукой – Чем это меня так? – Ломиком – невинно ответил ему я, брат Херц, стоящий рядом со мной, потупился – У тебя череп крепкий, другим бы не вышло. – Ну, вот зачем это было делать? – Лоссарнах окинул взглядом стремительно пустеющую площадь Эринбуга – Теперь я опозорен окончательно. Еще неделю назад я был просто беглец, а теперь я еще и трус. Я должен был принять смерть в бою, так всем было бы лучше, включая и меня. – Какой же ты упертый, а? – вздохнул я – Слушай, ну ладно все эти местные, они в междуусобном котле варятся веками, но ты же ведь мир повидал, с разным всяким народом пообщался, должен был ума-разума набраться. Кому может быть лучше от мертвого тела, сам рассуди? Им даже забор не подопрешь. Нет, братец, нам с тобой еще воевать и воевать, ковать тебе королевство на века. – Не критикуй моего Лосси! – влезла в разговор Эбигайл – Если ты сам ко мне в клан невесть как влез, это не дает тебе права… – Женщина, не встревай в мужской разговор – рявкнул Лоссарнах, заставив меня подскочить на месте от неожиданности – Если ты позволяешь себе высказывать свое мнение на людях до нашей свадьбы, то что же будет после нее? Тем более ты позволяешь себе лишнее в отношении моего друга и своего брата. Тебя поучить правилам хорошего тона так, как это было принято у наших предков? Интересно, а как учили женщин их пращуры? Подозреваю, что без насилия там не обходилось… Эбигайл от удивления булькнула, но через секунду, к моему величайшему изумлению, потупила глаза и тихонько сказала – – Прошу меня извинить, мой король, я на самом деле позволила себе лишнего. И у вас, любезный брат прошу прощения. Эва как! Может мне тоже так попробовать? Перед моим взором пронеслась картина, где я говорю нечто
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.