Погода в центре локации неожиданно наладилась. То ли сама по себе, то ли потому, что сильный вихрь заставил разойтись облака над тамбуром. Кто знает? Да и важно ли? Солнце клонилось к горизонту, поэтому земле доставались только косые лучи, но все равно это был не рассеянный тучами серый свет, а настоящее золото летнего солнышка. Этот простой, но милый штришок казался настоящим чудом, особенно после всех пережитых за долгий день встрясок. Тем самым простым и понятным чудом, которого так не хватало суровым и прагматичным обитателям Зоны. Быть может, именно нежное прикосновение этого чуда и принесло Лере неожиданное умиротворение? Девушка качнула головой в ответ на собственные мысли. Трудный день, упадок сил, стрессы и потери… нет, никакой самый чудесный закат не мог компенсировать все эти неприятности. От всего навалившегося сегодня можно было заработать нервное расстройство гораздо раньше, чем достичь состояния умиротворения. И все-таки Лера ощущала себя так, словно впервые за шесть лет сумела выкинуть из головы и души все лишнее и стать, наконец, собой. Не холодной и успешной «северной хозяйкой», не суровой и боевитой амазонкой, а той самой Лерой, которая, казалось, навсегда осталась в теплом сентябрьском дне пятьдесят первого. В том самом дне, когда исчез мир, в котором Лера не была настолько одинока. Когда исчез мир, в котором жил ее отец. Лера украдкой взглянула на Лешего. То, что рассказал девушке по прямой связи Механик, было невероятным, но только версия крестного объясняла все странности, которые Леший пытался замаскировать под некую тайну, в надежде растопить лед в сердце «северной хозяйки». В убежище, пока Леший ржал, как раненый конь, а затем переваривал услышанное о собственном чудесном воскрешении, Механик выложил Лере правду о новом имплантате сталкера. Механик не понимал, где ходок раздобыл эту вещицу, не знал, насколько грамотно Леший сумеет ее использовать, но не нашел другой возможности вернуть в существующий мир огромную часть мудрости, навыков и талантов человека, в мозг которого этот имплант был вживлен шесть лет назад. И не только мудрости и знаний. Механик надеялся вернуть хотя бы часть личности того человека. Не души, это крестный подчеркнул особо. Только личности и только в той мере, в которой это не навредит личности нового носителя. «Шизофреников плодить не намерен, – сказал Механик, – их и без того вокруг хватает». Поначалу Лера даже не знала, как реагировать на услышанное. С этической точки зрения, самоуправство Механика выглядело циничным экспериментом, даже издевательством над памятью лучшего друга! Но в то же время Лера была уверена, что прежний носитель импланта одобрил бы действия Механика. Почему? Во-первых, зачем в противном случае он создавал такую уникальную базу данных в памяти своего импланта? Механик сказал, что в ней хранится информация обо всем, происходившем в жизни носителя, обо всех его знаниях, чувствах, размышлениях, эмоциях, ощущениях… Даже о том, чего он толком не осознавал, что видел
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.