Зона, локация Новосибирск. 01.06.2057 г. Странная штука жизнь. Истина не новая, изрядно потертая, но все равно актуальная. Особенно насущной она становится, когда чувствуешь, что загибаешься и этой странной штуки в тебе осталось на полтора вдоха. Проклятая зараза стремительно пожирала организм, Максиму казалось, что он ощущает это каждым самым мелким нервом, каждой клеточкой, каждой молекулой. Перед глазами стояла мутная красно-коричневая пелена, руки и ноги постепенно немели и едва двигались, дышать приходилось часто и поверхностно, уши будто заложило ватой, а сердце – Максим слышал теперь только его – билось как попало, без всякого там ритма. То частило, как трепыхающаяся в силке птица, то замирало, отчего по телу разливался пугающий холод. Когда друзья тащили Максима к вертушке, он слышал еще какие-то звуки, наподобие недовольного ворчания, это бурчало в животе. Но теперь эти звуки исчезли, а заодно исчезли и колики, и тошнота, и частые позывы на рвоту. Максим понимал, что в этом факте нет ничего хорошего, но ему было уже все равно. Он понимал, что умирает, и теперь молился лишь об одном – умереть без лишних мучений. Бывший чистильщик открыл глаза, попытался сосредоточиться и поднял плавающий взгляд вверх. Он лежал на животе, вроде бы на ровной поверхности, но вестибулярный аппарат почему-то сигнализировал, что голова Максима находится гораздо ниже ног. Боец поморгал, пытаясь прогнать кровавую пелену перед глазами, и это ему почти удалось, но толку все равно было мало. Во-первых, прямо перед носом у Максима торчал какой-то черный камень или ком вывороченной земли, а, во-вторых, взгляд никак не желал фиксироваться, изображение мелькало, как вид за окном поезда. Кажется, инструкторы-лекари в учебке называли это горизонтальным нистагмом, одним из признаков отравления соединениями металлов. Максим снова зажмурился, уткнулся лбом в прохладную землю и до скрипа стиснул зубы. Ему очень не хотелось умирать вот так: глупо, несвоевременно и бесславно. Лучше бы погиб в бою, что ли? Нет, лучше бы выжил, подлечился и просто тащил службу дальше. Какой черт дернул дезертировать?! «Судьба? – Максим хотел мотнуть головой, но острая боль в мышцах шеи и в самой голове не позволяла совершать слишком резкие движения. – Нет никакой судьбы! Есть глупое стечение обстоятельств и ошибочные решения. К сожалению, не все ошибки подлежат исправлению. Вот они-то и становятся «судьбой». Кто-то женится, не подумав, кто-то посылает все к черту и отправляется на поиски приключений, а кто-то дезертирует, испугавшись надуманных проблем». – Совсем плохой, – пробилась сквозь вату реплика Лешего. – Не бросать же, – сказала Лера. – Очумела, что ли?! – возмутился сталкер. – Ни за что! Хватит того, что Хасана потеряли. – Да я просто… – Лера замялась и тяжело вздохнула. – Хасан был хорошим человеком. Другом был… поискать. – Ну и вот. Ты, может, и привыкла друзьями разбрасываться, а я – нет! – Да как ты смеешь… – зло прошипела Лера. – Ладно, прости! – повысил голос
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.