фигура которого плавится от горящего в комнате пламени, сбиваю лучника с ног и дважды бью по лежащему на полу уроду. Два крита подряд, и из глаз скелета уходит голубая дымка. В комнату протискивается маг и, прячась за спиной второго щитоносца, пытается скастовать очередной огненный шар. «Сука!» – я затыкаю ему глотку молчанием и пытаюсь достать обряженного в обрывки коричневой мантии урода. Воин грамотно перекрывает мне дорогу, его меч соскальзывает с моего щита, он ответно отбивает мой выпад, и я вынужден отступить от его следующего удара. Сознание плывет. Как же больно, еще два огненных шара влетают в помещение, и краем глаза я вдруг замечаю в углу призрачную фигуру тифлинга. «Сайнон? Я брежу?» – но облик так и не отступившего когда-то карающего словно придает мне сил. Скелеты в комнате горят вместе со мной, я мощным ударом сапога в центр щита отталкиваю воина в сторону и, схватив мага свободной рукой за глотку, выдергиваю его на себя, в ярости нанося ему удар за ударом, чередуя умения. Перед глазами красный туман, щитоносец переходит в атаку, около моей головы в стену врезается ржавое лезвие. Последним усилием отталкиваю его от себя на пылающие доски и, слыша за спиной чье-то тяжелое дыхание, задыхаясь, шепчу в канал рейда: – Сальта… магов… первыми… – Криан! Что происходит?! – кричит демонесса. – Мы уже на подходе! Да не молчи ты! Горящая фигура щитоносца, который, споткнувшись об останки мага, рухнул на покрытый потеками лавы пол, медленно поднимается. Скелет, тяжело опираясь на меч, пытается встать, но его рука ломается в суставе, и он с сухим треском осыпается в огонь. В комнату втискиваются сразу два мага, оба безошибочно находят взглядом меня, и их сведенные руки загораются багровым огнем. «Суки! Но как же так?!» – уже практически ничего не видя вокруг, делаю шаг в их сторону, понимая, что мне уже не успеть. Внезапно что-то сильно бьет меня в спину, я падаю на пол, и меня накрывает спасительная темнота… Сознание возвращается рывком, комната в дыму, в воздухе невыносимый запах гари, который перебивает даже вонь от костей, раскиданных на остатках тлеющих досок. Обзор закрывает огромная туша кабана, который, словно собака, защищающая потерявшего сознание хозяина, мощными ударами бивней с ревом рвет валяющегося под ногами скелета. Маги мертвы окончательно, но жизнь вепря уже в желтом секторе – загривок истыкан прилетевшими с того берега стрелами, туша кабана просто не поместится за стену целиком, да он и не думает прятаться. – Мрак, – через силу шепчу я, – отойди за стенку. – Дыхание дается мне с трудом, перед глазами все плывет, я пью лечилку, делаю два глубоких вздоха, и меня скручивает в приступе кашля. «Двадцать пять процентов жизни, как я вообще еще могу соображать? – мелькает где-то на краю сознания мысль. – Но где же все остальные?» Не переставая кашлять, я разбиваю последнюю лечилку с пояса о заднюю ногу кабана и пытаюсь подняться, тяжело опираясь на обгорелую стену. У нас еще секунд двадцать, и тогда… – Криан, вы где? – Это
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.