Я вырвался из проклятой деревни ночью, когда ее обитатели расползлись по домам. Не знаю, как я не сошел с ума. Видимо, бурлившая во мне ненависть помогла мне удержаться в сознании. Раз за разом я оживал и бежал в сторону ворот, проклиная тварь, возомнившую себя хозяином мира. Я представлял, будто рву зубами его глотку, и мне становилось легче. И вот в какой-то момент после очередного воскрешения я оказался на улице перед конюшней в одиночестве. Свет еще горел в домах, из трактира раздавались громкие голоса поддатых селян. Я подобрал свои вещи, выдул литр воды из фляги и, постоянно оглядываясь, направился к воротам. Остановившись на безопасном расстоянии, а уж это расстояние я знал чуть ли не до сантиметра, я наблюдал за двумя скучающими у ворот стражниками. Они то и дело прикладывались к какой-то емкости и о чем-то негромко разговаривали. Слов не слышал, я просто ждал, пока мне представится возможность выбежать. Через трехметровый частокол, ограждающий деревню, мне не перебраться – с моими-то параметрами, да и не для того его ставили, чтобы кто попало через него перелезал. Идти искать лестницу – шанс нарваться на какого-нибудь загулявшего крестьянина или засветиться перед стражником на одной из трех сторожевых башен, которые стояли по периметру деревни. Четвертая башня находилась справа от ворот и пустовала. Укрепленная такая деревенька с названием Ламорна. Один из стражей направился в сторону постоялого двора, видимо, за очередной дозой спиртного, а второй пошел закрывать ворота, и тогда я побежал. Когда пробегал через ворота, страж заметил меня и заорал что-то матерное, но в этот момент я врубил спринт и выскочил на оперативный простор. Кладбище я заметил сразу и побежал к нему не оглядываясь, уверенный в том, что в тяжелых кольчугах никто не будет долго за мной бежать. Быстро привязавшись к точке оживления, я без сил рухнул на землю. Сказалось чудовищное утомление последних суток, и я вырубился на теплой земле, возле могильного камня. Все-таки великая вещь эти игры с полным погружением! Часами можно слушать рассказы бывалого моряка, читать книги, написанные великими путешественниками, слушать интервью со знаменитыми альпинистами. Кто-то будет видеть только красивую картинку событий, пережитых этими людьми, кто-то задумается о тяготах и невзгодах, которые эти люди преодолели, и станет сопереживать им, кто-то представит себя в их роли. Но по факту девяносто девять человек из ста в своих личных приключениях не пойдут дальше выезда за город с друзьями на пикник. Может, это и хорошо. Однако тот, кто все-таки решится примерить романтическую стезю на себя, быстро поймет, что морская болезнь – не просто два слова в книжке, а ты сам, скрюченный в рвотных конвульсиях. Стоптанные кровавые мозоли, ночевка под дождем в лесу, боли в натруженных ногах, противный запах лошадиного пота – эти и еще многие прелести ждут его в пути. И пусть он знал или предполагал что-то подобное. Знать – одно, а чувствовать все это на себе, поверьте, другое. Те, кто
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.