Наша вторая встреча с ней была совершенно иной. Первым делом она заявила, что счастлива за нас и будет рада оказать мне посильную помощь во всех моих начинаниях. После такого заявления Шерридан заметно расслабился, и совместный обед прошел в непринужденной обстановке. Видя, что со стороны матери мне ничего не грозит, он оставил нас, после того как ему доставили срочное сообщение. К этому времени мы уже переместились в гостиную и, потягивая напитки, рассказывали о своем путешествии. Наибольшее впечатление произвел рассказ о Весте и ее способностях, а также то, что мы с ней в дружеских отношениях. О Кроне и моих крыльях мы с Шерриданом, не сговариваясь, не упоминали. Это была отдельная тема, которую не расскажешь мимоходом. Да и не хотелось портить легкую атмосферу встречи. Не знаю даже, стоит ли вообще об этом говорить. Это было настолько личным, а между нами были не настолько доверительные отношения. С уходом Шерридана на мгновение повисло молчание, а потом она произнесла: – Хочу извиниться за нашу первую встречу. Я ожидала встретить расчетливую интриганку, которая каким-то образом околдовала моего сына. Пусть мне нет прощения, но меня можно понять. Из-за отца Ауэрии разразилась война, и она не могла быть не в курсе его планов. К тому же исчезла она из дворца не без помощи своей дуэньи. А тут в войне мы победили, вполне логично расторгнуть брак, к которому вынудили… – Она глубоко вздохнула и нервно переплела пальцы рук, лежащих на коленях. – Что бы я ни думала прежде, но поняла, как глубоко ошибалась, когда увидела, какими глазами вы смотрите друг на друга… – Судорожно вздохнув, она прямо посмотрела на меня: – Мой сын любит тебя, это неоспоримо. В искренность твоих чувств я поверила лишь тогда, когда увидела выражение твоего лица, когда он появился. – Она посмотрела на меня немного растерянным взглядом, как будто до сих пор находясь под впечатлением от увиденного. – Он в ярости… а ты ему улыбаешься! В данный момент она не скрывала своих эмоций и волнения и была со мной искренна. От прежней высокомерной королевы не осталось и следа. Передо мной сидела женщина, чертами лица, некоторыми жестами, неуловимо напоминающая Шерридана, и я не могла на нее обижаться. Осадок после вчерашнего исчез. Пусть наша первая встреча не задалась, но, посмотрев на ситуацию ее глазами, можно было понять, почему она поступила так, а не иначе. Я для нее никто, чужой человек. Убедившись в искренности наших чувств, она первая пошла нам навстречу и извинилась. Умение признавать свои ошибки зачастую дорогого стоит. – Шерридан – это все, что есть в моей жизни, – дрогнувшим голосом произнесла она. – Я счастлива, что вы любите друг друга и у вас все иначе… Она не договорила, но и так было ясно, что имеет в виду себя. Мое сердце сжалось, когда я вспомнила историю ее жизни. Она совершила страшную вещь, отравив любовницу мужа, но не мне ее судить. Разбитое сердце и уязвленная гордость порой толкают на ужасные поступки. Думаю, она всю жизнь расплачивалась за это. Что может
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.