1  Пролог 2  Анассеополь, столица Российской Державы 2 сентября 1849 года 3  Анассеополь 2 сентября 1849 года 4  Хотчина под Анассеополем 17 сентября 1849 года 5  Анассеополь 18 сентября 1849 года 6  Граница с Ливонией. Млавское приречье 29–30 октября 1849 года 7  Граница с Ливонией. Млавское приречье 30 октября 1849 года 8  Граница с Ливонией. Млавское приречье Окрестности селения Заячьи Уши30–31 октября 1849 года 9  Граница с Ливонией. Млавское приречье.Окрестности селения Заячьи Уши31 октября – 1 ноября 1849 года 10  Анассеополь, столица Российской Державы4–5 ноября 1849 года 11  Анассеополь 5 ноября 1849 года 12  Анассеополь, Бережной дворец 6 ноября 1849 года 13  Ливония 4 – 8 ноября 1849 года 14  Анассеополь 10 ноября 1849 года 15  Анассеополь 11 ноября 1849 года 16  ноября 1849 года 17  Анассеополь 16 ноября 1849 года 18  Ливония 19–21 ноября 1849 года 19  ноября 1849 года 20  Приложение Боевой состав Второго армейского корпуса на 29-е октября 1849-го года
Млава Красная
ноября 1849 года
Вильский, майор, у меня из головы нейдёт. Дураки мои представление на него раскопали… Пока дошло, а он мёртвый и, сдаётся мне, не более Сажнева виноват. Только за того, живого, Федька Росский глотку перервёт, а этот лежит себе в ливонском болоте… Если кто и вспомнит, то жена, коли любила. Его самого любила, не пенсион… – Чего ты хочешь, Сергий? – Николай Леопольдович понимал, что на глазах у него происходит что-то важное. И вместе с тем не понимал ничего – Орлуша всегда был с секретами. – Чего хочу? Отпиши своему Бобыреву, пусть разузнает про Вильского… Не только Ейсмонта дочкам замуж идти. – Отпишу… Ты из-за того вернулся? – Из-за того, Никола… – Орлов улыбнулся юной кавалергардской улыбкой. – Хороший всё ж из тебя жандарм получился! Всё, поехал я… Холодно… Форейтор вновь захлопнул за Сергием Григорьевичем дверцу, возок сорвался с места. Тауберт ещё постоял немного, глядя в крутящиеся снежные вихри, потом вздохнул и отправился обратно в зал. Не развлекаться. Бдить. Уезжал с бала Николай Леопольдович с тяжёлым сердцем. Вроде и не случилось ничего, а тягостно. Кашляющий Орлов, фон Шуленберг с твёрдым, но и каким-то молящим взглядом, лоснящаяся самодовольством физиономия Грили… Хотел было порадоваться за крестницу, так тоже не получилось – вальсировала она с молодым Кириаковичем безо всякого настроения. Ох, тяжка ты, доля великих княжон – быть вам выданными замуж за кого василевс укажет… Хотя про молодого Александра ничего худого сказать Тауберт не мог. Сын и наследник Драгана Вуковича учился в Анассеополе, окончил Гвардейскую офицерскую школу – был там вторым в классе, а мог бы и первым, кабы не горячая балканская кровь и ссоры, из-за чего и не получилось «сверх отличного» за поведение, – с чем и отбыл в Чёрную Гору, но вскоре вернулся в Россию. Теперь Кириакович с тремя то ли друзьями, то ли свитскими проходил курс в Академии, попутно внося смятение в души падких до темпераментных брюнетов дам и девиц. Та же Лиди зашла в интересе своём к «сказаниям и обычаям западных славян» весьма далеко. Зюке, однако, серб не приглянулся. Видел, видел Николай Леопольдович, как глаза у девиц горят, когда и впрямь за сердечного друга своего выходят… Хотя кто его знает, как лучше – взлететь да оземь грянуться, как та же Лючия, или вовсе не летать? Так и не найдя ответа, Тауберт откинулся на подушки. За окошком крутилась настоящая метель, словно на дворе январь или февраль в полной силе. Арсений Кронидович не жалел денег, чтобы столица не превращалась бы ночью в глухую пустынь, в Анассеополе уже не один год приказом василевса ставились и ставились уличные фонари, однако снег жадно скрал весь свет, точно рыночный вор. Вот и набережная Фонтанного канала – кучер, каналья, куда повёз? – Объезд тут, рогатку поставили, ваше сиятельство, – прогудела переговорная труба голосом Трофима. – Кружной дорогою придётся. – Ничего, прокатимся… – Думается в дороге хорошо, а о чём подумать, есть. Тауберт смотрел в непроглядную, белёсую от вьюги ночь и думал, а потом из
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.