1  Пролог 2  Анассеополь, столица Российской Державы 2 сентября 1849 года 3  Анассеополь 2 сентября 1849 года 4  Хотчина под Анассеополем 17 сентября 1849 года 5  Анассеополь 18 сентября 1849 года 6  Граница с Ливонией. Млавское приречье 29–30 октября 1849 года 7  Граница с Ливонией. Млавское приречье 30 октября 1849 года 8  Граница с Ливонией. Млавское приречье Окрестности селения Заячьи Уши30–31 октября 1849 года 9  Граница с Ливонией. Млавское приречье.Окрестности селения Заячьи Уши31 октября – 1 ноября 1849 года 10  Анассеополь, столица Российской Державы4–5 ноября 1849 года 11  Анассеополь 5 ноября 1849 года 12  Анассеополь, Бережной дворец 6 ноября 1849 года 13  Ливония 4 – 8 ноября 1849 года 14  Анассеополь 10 ноября 1849 года 15  Анассеополь 11 ноября 1849 года 16  ноября 1849 года 17  Анассеополь 16 ноября 1849 года 18  Ливония 19–21 ноября 1849 года 19  ноября 1849 года 20  Приложение Боевой состав Второго армейского корпуса на 29-е октября 1849-го года
Млава Красная
ноября 1849 года
гостей, не забывая благодушно улыбаться и поддерживать беседы о погоде, театре, несомненной скорой победе князя Булашевича, а также о ну совершенно необременительных, можно даже сказать, ничтожных просьбах, которыми, право же, неудобно тревожить милейшего Николая Леопольдовича, но раз уж судьбе и графине Лидии угодно было их свести в этом доме… Лидия и Менелай в самом деле были сверх меры гостеприимны, причём от их балов и приёмов отчего-то оставалось удивительно приятное послевкусие. Шеф жандармов почти наслаждался бестолковым вечером, пока не увидел, как Шуленберг отчаянно вцепился в Орлова и как потом уходил Сергий: высоко вскинув голову, печатая шаг, точно ведя незримых гренадер на вражеские штыки. Николай Леопольдович забеспокоился. Орлова он догнал уже внизу. Сергий Григорьевич стоял в накинутой на плечи шинели, ожидая экипаж. – Не тревожься, Никола, – перехватил он взгляд друга. – Поеду сейчас… отлежусь… Ты газеты… «Австрийскую газету» от семнадцатого, часом, не видел? – Нет вроде. – Иностранные газеты разбирал, и отлично разбирал, Кишин, у адъютанта на это дело был прямо-таки талант. – А что там? – Надеюсь, что ничего, – ушёл от ответа Сергий. – Прав Васька, мне сейчас водки выпить да спать. А завтра всё равно в министерство… – Пусть лучше Колочков твой к тебе с бумагами приедет. Остзейско-жандармская душа графа Тауберта вопияла к небесам от столь возмутительного нарушения всех правил и наставлений; секретные документы могли пребывать только и исключительно в казённой канцелярии, под надёжной охраной, только куда он, такой, пойдёт? Герой зульбургский да дунайский. – Вот ещё… удумал, Никола… – Орлов хрипло рассмеялся, почти сразу же болезненно сморщившись, и потёр горло. – Не ты ль, немец-перец-колбаса, меня учишь, что ни одна бумажка пределов министерства покидать не может? Николай Леопольдович назидательно поднял палец: – В особых обстоятельствах и с соблюдением всех потребных регламентов допускается… могу твоему Аниките жандармскую охрану выделить. Орлов только отмахнулся. – Брось, Никола. Ничего со мной не случится… наверное. – Э-э, Сергий, – всполошился Тауберт, – ты что это говоришь такое? Езжай-ка и впрямь домой, водки, на перце настоянной, выпей рюмку, да спать! Назавтра всё как рукой снимет. – Верно говоришь. – Высокие двери отворились, Тауберта окатило холодной волной. – Устал я, Никола. Ужасно устал… Был бы дом домом, и впрямь бы никуда б завтра… С Бороздиными за меня попрощаешься? – Само собой. Тауберт очень хотел спросить, о чём же его друг толковал с прусским посланником, но потом только рукой махнул. Орлуше и впрямь домой надо, в постель, а не политические разговоры на сквозняке разводить. Орлов, враз ссутулившись, взобрался в поданный возок, форейтор закрыл дверцу, но она тут же вновь распахнулась, и Сергий спрыгнул в уже не тающий под ногами снег. Тауберт, как был без шинели, бросился навстречу. – Забыл чего? – Никола… – Орлов говорил быстро и хрипло, и Тауберт уверился, что у бедняги жар, – Никола…
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.