1  Пролог 2  Анассеополь, столица Российской Державы 2 сентября 1849 года 3  Анассеополь 2 сентября 1849 года 4  Хотчина под Анассеополем 17 сентября 1849 года 5  Анассеополь 18 сентября 1849 года 6  Граница с Ливонией. Млавское приречье 29–30 октября 1849 года 7  Граница с Ливонией. Млавское приречье 30 октября 1849 года 8  Граница с Ливонией. Млавское приречье Окрестности селения Заячьи Уши30–31 октября 1849 года 9  Граница с Ливонией. Млавское приречье.Окрестности селения Заячьи Уши31 октября – 1 ноября 1849 года 10  Анассеополь, столица Российской Державы4–5 ноября 1849 года 11  Анассеополь 5 ноября 1849 года 12  Анассеополь, Бережной дворец 6 ноября 1849 года 13  Ливония 4 – 8 ноября 1849 года 14  Анассеополь 10 ноября 1849 года 15  Анассеополь 11 ноября 1849 года 16  ноября 1849 года 17  Анассеополь 16 ноября 1849 года 18  Ливония 19–21 ноября 1849 года 19  ноября 1849 года 20  Приложение Боевой состав Второго армейского корпуса на 29-е октября 1849-го года
Если бы я разбил Коалицию, Россия осталась бы столь же чуждой Европе, как, к примеру, Тибетское царство. Благодаря этому я бы обезопасил мир от казаков. Наполеон БонапартКоролевство Великая Саксония Окрестности Зульбурга 26 июля 1824 года Солнце в зените, и лучи его отвесны, они впиваются в землю подобно штыкам, давят на плечи, жгут. Городок Зульбург замер, прислушиваясь к яростному рёву пушек – подле самых своих стен. Пусты улицы, пусты булыжные мостовые, добрые обыватели попрятались кто куда – потому что совсем близко сошлись грудь на грудь две армии, два многоглавых дракона, рвущие сейчас друг друга в клочья. Солнце в зените, но само светило не разглядеть. Пороховой дым плавает уже не облаками – тучами; копоть оседает на лицах и мундирах, жжёт даже привычные ко всему солдатские глотки. Но дышать пусть и этакой гарью куда лучше, чем стоять под чугунным ливнем французских ядер, кромсающих сейчас два русских полка, что зубами вцепились в невысокие холмы Шляффхерде. Пушки с клеймом великого Буонапарте, императора французов, раз за разом с глухим, смягчённым расстоянием гулом извергают всё новые порции проклятого дыма, круша многострадальные редуты на холмах и выбивая их защитников. Барон Александер фон Шуленберг, ротмистр лейб-гвардии его высочества принца Иоганна гусарского полка, достал уже далеко не белоснежный платок и украдкой промокнул слезящиеся глаза. Надо же, боевой офицер, а самый страшный враг – не вражьи клинки или пули, а пороховая гарь. Её ротмистр переносил плохо, но ещё хуже у него получалось терпеть бездействие. Сводная бригада прусских гусар и русских кавалергардов с утра стояла за возвышенностью, примыкавшей к увенчанному разбитой мельницей холму, и ждала приказа. Как бы ни хотелось добраться до чужих батарей и проверить остроту сабель на французских шеях, но… – У нас есть приказ – стоять, – отрубил, опережая возможное недовольство подчинённых, командир первого эскадрона Конрад фон Пламмет, – значит, мы стоим. Вот и наследники тут, оба. Вместе с полковыми командирами. Тоже стоят и смотрят. Возразить на это – если на мгновение представить, что в эскадроне найдётся смельчак, способный перечить Лысому Конраду, – было нечего. Принц Иоганн и русский наследник сидели на барабанах, время от времени поднося к глазам подзорные трубы. Беседовали августейшие особы или молчали, гусары издали понять не могли, но неподвижность свит говорила сама за себя: цвет союзнической конницы в бой пока не идёт. – Как бы не перестоять нам тут, – донеслось до барона. Младший брат эскадронного командира, Герберт фон Пламмет, прищурившись, смотрел на скрытое дымными клубами поле, словно надеясь разглядеть там что-то, не видимое товарищам. – Слабовато у нас здесь, господа. Надавят французы – быть беде. Русские побегут и нам помешают. – Тоже мне стратег! – вырвалось у Шуленберга. Тон Герберта был холодным, сухим и каким-то неприятным. О союзниках, что русских, что австрийских и британских, он говорил с откровенным пренебрежением, хотя русские
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.