Место действия: Лесной Предел Я, Губитель, плохо помню последние мгновения схватки. Мы ударили одновременно — мой Враг и я, и оба удара оказались сильнее защиты. Я ощутил, что лечу сквозь миры… они падали мне на грудь, точно могильные плиты. Взор уже заволакивала дымка забвения, а я всё ещё ошеломленно гадал, кто же это встретился на пути?.. Свои объятия мне распахивала жадная бесформенная Бездна. Она терзаема вечным голодом, ей хороша любая добыча, но такая, как я, особенно. Волнами накатывала дрожь, сотрясавшая Межреальность; где-то совсем рядом ярился и бушевал невиданный Огонь Богов, щедро швыряя в пасть ненасытного зверя новые и новые пласты новосотворённого пустого мира. Вечно суждено гореть этому Огню, ибо, если погаснет он, настанет конец всему сущему — Зверь вырвется из Бездны, и тогда его не смогут остановить даже сами Боги. Ибо имя этому Зверю — Неназываемый. И я падал в его Бездну. Это было справедливо. Потому что я проиграл. Впервые в жизни я потерпел поражение, и пришла пора расплачиваться за столетия гордых побед. Моя ставка оказалась бита. Шипя и плюясь огненными искрами, пылал внутри пожар оскорблённого самолюбия. Я проиграл! Проиграл! Яд выжигал душу, оставляя одно только пепелище. Проклятье тебе, мой победитель, моё последнее проклятье из Бездны Зверя — тебе, безвестный! Мне не восстать, но знай — моё проклятье исполнится! Я не боялся гибели. И был счастлив, что всё же хватило сил не корчиться от страха. Ждать оставалось совсем немного… Однако судьба распорядилась по-иному. Непроглядный мрак над моей головой внезапно прорезала косая черта белоснежного пламени. Я успел заметить сотканного из огненных языков стремительного сокола — он камнем падал вниз, опережая меня, падал к самому краю Бездны, к самому пределу, очерченному в своё время Богами, потому что добычей Зверя становился не только я один. Со мной уходил в небытие весь мир, а этого допустить было нельзя. Я попытался повернуться, взглянуть вниз — да только куда там! Меня уже несло вверх; наваливалась боль, которую мне удалось отогнать (хотелось встретить конец твёрдо, а не корчащейся от боли чушкой). И одновременно начало уплывать сознание… И вновь в глаза брызнул свет. И вновь проснулась мысль. И руки вновь привычно сжались в кулаки. Небо надо мной было голубым и высоким. Я лежал навзничь, глядя вверх; забвение всасывало последние следы боли. Я приподнялся. Изуродованный холм, выжженные склоны… Да, здесь начался наш бой. Но что произошло? Кто совершил невозможное, кто дал мне ещё один шанс? Чьей властью я волен теперь отомстить? Я поднялся. И тотчас же замер. Чуть ниже меня, на обугленном и ещё дымящемся склоне, лежала девушка. Неестественно заломленная рука и вывернутая шея — она была безусловно мертва. По сердцу хлестнул огненный колючий бич. Это она — мой враг, взявший надо мной верх? Я осторожно шагнул к ней. Она не пошевелилась, когда мои пальцы коснулись её шеи. Да, мертва. И никакого колдовства. Она была красива, эта убитая мной девушка. Чёрные
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.