тогда еще ничего не знали про ее нежелательные связи. — Какие связи? Я подозревал, что они распределили свои роли заранее: сержант меня отвлекает, а инспектор тем временем обыскивает квартиру, что он сейчас и проделывал. — Да этот Висконти, сэр. Итальянец, судя по фамилии. Аспид, сэр. — Сплошное стекло, — сказал инспектор. — Любопытное зрелище. Как в музее. — Это венецианское стекло. Когда-то тетушка работала в Венеции. Думаю, тут много подарков от клиентов. — И ценные вещицы? Коллекционные? — Не думаю. — Произведения искусства? — Дело вкуса, — ответил я. — Мисс Бертрам, смею думать, понимает толк в искусстве. Имеются картины? — По-моему, нет. Только фотография Фритауна в гостевой комнате. — Почему Фритауна? — Вордсворт оттуда родом. — Кто такой Вордсворт? — Черный слуга, — ответил сержант Спарроу. — Который дал тягу во Францию, когда мы обнаружили марихуану. Они переходили из комнаты в комнату, а я шел за ними следом. Мне казалось, что Вудроу совсем не так тщательно проводит обыск, как полковник Хаким. У меня создалось впечатление, что он и не ожидал ничего найти и только хотел отправить формальное донесение в «Интерпол» о том, что приложены все усилия. Время от времени он бросал вопрос, не оборачиваясь: — Упоминала когда-нибудь ваша тетя этого Висконти? — О да, много раз. — Жив он, как вы думаете? — Не знаю. — Они еще в контакте, как вам кажется? — Не думаю. — Старому аспиду сейчас, наверно, за восемьдесят, — сказал сержант Спарроу. — Пожалуй что под девяносто. — По-моему, поздновато преследовать его, даже если он еще жив, — заметил я. Мы покинули тетушкину комнату и перешли в комнату Вордсворта. — В том-то и заключается одна из проблем «Интерпола», — объяснил сержант Спарроу. — Слишком много заведено досье. Их работа не то что настоящая полицейская работа. Ни один из них в жизни на обходе не был. У них служба гражданская, как в Сомерсет-Хаус [там помещается Управление налоговых сборов и другие государственные учреждения]. — Они выполняют свой долг, Спарроу, — произнес Вудроу. Он снял со стены снимок Фритаунской гавани и перевернул его задней стороной кверху. Затем повесил обратно. — Красивая рамка, — сказал он. — Стоит дороже, чем фотография. — Судя по виду, тоже итальянская, — сказал я, — как и стекло. — Может, подарок этого типа, Висконти? — предположил сержант Спарроу. — На обороте ничего не написано, — сказал инспектор. — Я надеялся, что найду подпись. «Интерпол» не располагает даже образчиком его почерка, не говоря уже об отпечатках пальцев. Он взглянул на клочок бумаги, который держал в руке. — Упоминала ли ваша тетя в разговоре следующие имена: Тиберио Тити? — Нет. — Страдано? Пассерати? Косса? — Она вообще мало рассказывала мне о своих итальянских знакомых. — Это не совсем знакомые. Леонардо да Винчи? — продолжал инспектор Вудроу. — Нет. Он еще раз обошел все комнаты, но я видел, что он делает это только для проформы. Уже у двери он дал мне номер телефона. — Если вы получите от вашей тети
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.