Новая заря
Тихая революция
та призрачная сказка, которая меня порядком достала. Те люди… они ведь все знали, но молчали… – Не кори их, – мягко улыбнувшись, произнесла Нагая, – они дали тебе хорошее образование и воспитание. Лучше, чем могли бы дать и я, и твой отец… – Понимаю. Но мне от этого не легче. – Какие они были? – Мам… не все знания одинаково полезны. И не все из них нужно демонстрировать. Ты думаешь, почему этот иезуит распушил хвост и привез мощи столь досточтимого святого? Я в Смоленске имел глупость сказать лишнего, продемонстрировав то, что не стоило. И вот результат. Для державы – неплохо. Для меня – опасно. Я знаю слишком много того, о чем говорить не следовало бы. И моя старая жизнь полна таких вещей. Нас могут подслушивать, или ты случайно что-то расскажешь. А меня потом будут ждать последствия. Ведь все, что мы говорим, может быть использовано против нас… Этот разговор прервал стук в дверь. – Государь, – произнес заглянувший преторианец. – Ты просил тебя предупредить, когда начнется. – Хорошо, – кивнул Дмитрий и повернулся к Марии Федоровне. – Мам, ступай к Марине. Она сейчас с сыном у себя в окружении отряда преторианцев. Здесь тебе может быть опасно. – Пустое! Кому есть дело до старой женщины? – Мне. Я хочу, чтобы у моего сына была любящая бабушка, – нахмурив брови, произнес государь. – Ступай. Она вздрогнула, проникнувшись моментом, и поспешно вышла, отправившись выполнять приказ сына. Дмитрий проводил ее тяжелым взглядом и направился на заранее выбранный и подготовленный замаскированный наблюдательный пункт. Операция «Проклятье золотого цветка» входила в свою завершающую стадию. Поначалу возмутившиеся бояре и родовитые очень быстро притихли. Совсем уж дурней в этой среде было мало. Поэтому, как толпы стали бушевать, они резко прикинулись ветошью. Против такой стихии не повоюешь – затопчет. Но разве это означало, что они смирились и согласились? Отнюдь. Самые родовитые и влиятельные, то есть те, что могли потерять больше всех, быстро скооперировались и стали думать, как исправить ситуацию. Попытки переговоров с государем императором не давали никаких результатов. Он просто не желал жить «по старине»… да и, если честно, не мог. Рубикон перейден. Спустить все на тормозах было уже попросту невозможно… Государь вышел на позицию, достал зрительную трубу, положил ее перед собой и стал ждать. Вид открывался просто замечательный. А главное, затененное небольшое окно не привлекало ничьего внимания. Минута. Другая. Третья. Вдруг ворота в башне начали открываться. Осторожно так. Тихо. Несколько мгновений. И уже сквозь щель начали протискиваться вооруженные люди в неплохих доспехах. Родовитые дворяне да бояре не поскупились и снарядили тех, кто пойдет с ними на приступ. Люди втягивались. Сотня. Вторая. Третья. Шли компактно. Без факелов. Тихо. Но вот все завершилось. Последняя группа просочилась за ворота, и… – Бар-р-р-р-а![38] Вдруг раздался громовой крик многих глоток, и из нескольких дверей перед заговорщиками стали вываливать преторианцы. Б-у-у-у-м! Необычайно гулко захлопнулись ворота. А на крыши ближайших домов высыпали стрелки с ружьями и с ходу открыли стрельбу. Без переговоров. Без пауз. Сверх того, вниз полетели факелы, дабы осветить как можно лучше мятежников. Рывок обреченных вперед. Но преторианцы выкатили с собой несколько заряженных 3-фунтовых «Единорогов» и ударили ближней картечью практически в упор, охладив их пыл. Крики! Мат! Стоны! А с крыш полетели ручные гранаты. Не прекращался беспорядочный треск выстрелов. Снова ударили полковые «Единороги» ближней картечью. Звук трубы. Стрельба прекратилась. Дым стал медленно рассеиваться, открывая картину боя. По крику командира преторианцы двинулись вперед. Пленные государю в этом бою были не нужны. Поэтому его личная лейб-гвардия банально всех добивала шпагами. Живой? Мертвый? Не важно. Контрольный удар все равно получишь. А то и не один. Дмитрий едва заметно улыбнулся и отпил из чашки ароматного кофе. Персидские торговцы поставили эти
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.