Кристиан на коленях у моих ног, не отрывающий от меня своих безжизненных серых глаз – самое ужасное зрелище в моей жизни. Лейла с ее пушкой не идет ни в какое сравнение. Я тотчас протрезвела, кровь отхлынула от моего лица, алкогольный дурман моментально рассеялся, его сменило жуткое ощущение обреченности, рока. Я резко, со всхлипом вздыхаю. У меня шок. «Нет. Нет, это неправильно, очень неправильно и очень тревожно». – Кристиан, пожалуйста, не делай так! Я не хочу. Он по-прежнему пассивно смотрит на меня, не шевелится, ничего не говорит. «Да что ж такое! Мой бедный Пятьдесят». Мое сердце сжимается от тоски. Что я ему сделала? Из моих глаз брызнули слезы. – Зачем ты это делаешь? Говори со мной, – шепчу я. Он моргает. – Что ты хочешь от меня услышать? – говорит он мягко, бесстрастно, и на секунду я испытываю облегчение, что он разговаривает… Но нет – не так, нет. Нет. Слезы уже текут по моим щекам. Внезапно я понимаю, что не могу смотреть, как он сидит в той же смиренной позе, что и жалкое существо по имени Лейла. У меня разрывается сердце при виде сильного мужчины, который на самом деле остается маленьким мальчиком, ужасно обиженным и никому не нужным, который чувствует себя недостойным любви ни своей идеальной семьи, ни далекой от совершенства подружки… моим бедным мальчиком. Сочувствие, отчаяние, боязнь переполняют мое сердце, сдавливают мое горло. Я буду бороться и верну его назад, верну назад моего Кристиана. Мне отвратительна мысль о том, что я буду доминировать над кем-то. А от мысли о доминировании над Кристианом меня вообще тошнит. Тогда я стану похожа на нее – на женщину, которая сделала с ним это. При этой мысли я содрогаюсь и чувствую во рту вкус желчи. Никогда не буду это делать. Никогда не захочу. Когда мои мысли проясняются, я вижу единственный выход. Я смахиваю слезы тыльной стороной руки и, не отрывая своих глаз от его, опускаюсь перед ним на колени. Деревянный пол жесткий и неудобный. Зато мы теперь равны, мы на одном уровне. Только так я могу вернуть его обратно. Его глаза раскрываются чуть шире, но поза и выражение лица не меняются. – Кристиан, не надо так делать, – умоляю я. – Никуда я не собираюсь убегать. Сколько раз я говорила тебе, что никуда не убегу. – Все, что произошло, сильно подействовало на меня. Мне требуется время, чтобы это осмыслить… побыть наедине с собой. Почему ты всегда предполагаешь худшее? Мое сердце опять сжимается от жалости. Я знаю ответ: потому что Кристиан не любит себя, не верит, что он кому-то нужен. Мне вспоминаются слова Элены. «Она знает, как ты негативно относишься к себе? О всех твоих проблемах?» О Кристиан… Страх снова сжимает мое сердце, и я начинаю отчаянно говорить: – Я хотела бы сегодня вечером вернуться к себе в квартиру. Ты не давал мне времени… времени просто подумать обо всех переменах, случившихся в моей жизни. – Я рыдаю, и по его лицу пробегает тень. – Просто подумать. Мы почти не знаем друг друга, и весь багаж, который ты несешь с собой… мне нужно… мне нужно время
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.