удара по коже страшнее, чем сам удар. Я закрываю глаза и впитываю боль. Все не так страшно, а дыхание Кристиана делается все жестче. Он бьет меня еще и еще, слушая мои стоны. Я не знаю, сколько ударов я смогу выдержать, но я слышу его дыхание, чувствую его эрекцию, и это питает мои возбуждение и готовность продолжать. Я перехожу на темную сторону, в то место души, которое я еле знаю, но уже посещала прежде, в игровой комнате – под музыку Таллиса. Линейка бьет меня снова, я издаю громкий стон, и Кристиан стонет в ответ. Он бьет меня еще, и еще, и снова… на этот раз больнее – и я морщусь. – Стоп. – Слово вырывается у меня прежде, чем я сознаю, что произнесла его. Кристиан немедленно бросает линейку и отпускает меня. – Хватит? – шепчет он. – Да. – Я хочу трахнуть тебя, – говорит он сдавленным голосом. – Да, – мурлычу я, томясь от желания. Он расстегивает молнию, а я ложусь на стол, зная, что он будет грубым. Я опять изумляюсь, как сумела выдержать то, что он делал со мной до этого момента, – и да, наслаждалась этим. Все это такое темное, но так связано с ним! Он вкладывает внутрь меня два пальца и водит ими по кругу. Ощущение восхитительное, я таю от блаженства. Потом слышу знакомый шорох фольги, потом он встает позади меня, между моих ног, раздвигает их шире. Он медленно входит, наполняет меня, стонет от удовольствия, и это радует мою душу. Он крепко держит меня за бедра, выходит из меня и резко, словно нанося удар, входит, доводя меня до крика. На мгновение затихает. – Еще? – спрашивает он нежно. – Да… Все хорошо. Освобождайся… возьми меня с собой, – задыхаясь, говорю я. Он издает низкий, горловой стон, выходит и резко входит; он повторяет это снова и снова, намеренно – грубый, карающий, восхитительный ритм. Господи боже мой! Внутри меня все начинает пульсировать. Он тоже чувствует это и ускоряет ритм, толкается в меня жестче, чаще – и я сдаюсь, взрываюсь вокруг него – опустошительный оргазм вынимает из меня всю душу, последние остатки энергии. Я смутно сознаю, что Кристиан тоже кончает, выкрикивая мое имя; его пальцы впиваются мне в бедра; потом он затихает и никнет. Мы сползаем на пол, и он заключает меня в объятья. – Спасибо, малышка, – шепчет он, покрывая мое лицо нежными, как пух, поцелуями. Я открываю глаза и гляжу на него, а он еще крепче меня обнимает. – Твоя щека красная от сукна, – бормочет он и нежно трет мое лицо. – Как тебе такое? – В его глазах настороженность. – Потрясающе, Кристиан, – шепчу я. – Я люблю, когда грубо, люблю, и когда нежно. Я люблю все, что связано с тобой. Он закрывает глаза и еще крепче обнимает меня. Ой-ой, как я устала… – Ты никогда не разочаровываешь, Ана. Ты красивая, яркая, умная, забавная, сексуальная, и я каждый день благодарю божественное провидение, что брать интервью пришла ко мне ты, а не Кэтрин Кавана. – Он целует мои волосы. Я улыбаюсь и одновременно зеваю, уткнувшись ему в грудь. – Я тебя замучил, – продолжает он. – Пойдем. Ванна и постель. Мы сидим в ванне в пене до
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.