Крабат
. Танец «Апаш»  
вниз, на тот же метр от пола. — В общем, будем с вами, Марек, figurjat’. Как это лучше перевести, а? Нет, слаб немецкий язык!.. Вопросы? Отставному филологу-германисту очень захотелось почесать затылок под шляпой ради стимулирования умственных процессов. Сдержался, хоть и не без труда. — Я, конечно, в шпионских делах мало понимаю... — И кто это говорит? — сверху весело засмеялись. — Вы сколько лет с майором Вансуммереном работали? Семь? Больше? Не прибедняйтесь, Желтый Сандал! Марек прищурился. — Значит, кто-то другой мало понимает. По уму эти аппараты следует немедленно перебросить через границу и там уже испытывать хоть десять лет... — ...А не светить на всю Европу. Бесстрашный герой вновь шевельнул перчаткой. Подошвы тяжелых ботинок мягко коснулись пола. — Летал всего пару раз, ночью, понятно, но по отелю уже слухи пошли — об очередном неупокоенном призраке с Норванда. А уж когда вдвоем приспособимся... Очки, металлический шлем, кожаный подшлемник... Был Капитан Астероид — стал Роберт-пилот. И глаза те же, и улыбка с хитринкой. — Все зависит от поставленной задачи. Аппараты переданы нескольким странам. Франция, Чехословакия, Великобритания. Теперь еще и мы. Порядок улавливаете? — Противники Гитлера, — понял Марек. — И Гитлер должен об этих аппаратах узнать. То есть узнал уже. — Именно. Роберт принялся отстегивать блин-рюкзак. Снял, подержал на весу. — Вся хитрость — в этом. Вскрыть основное устройство, чтобы скопировать и пустить на поток, невозможно. Получите расплавленное месиво: металл, пластик, провода, какие-то кристаллы. Французы так оба свои аппарата потеряли. Внутри что-то невероятное, не удивлюсь, если и в самом деле неземное. Нам пока не по уму, если вас же процитировать. Но Гитлер этого не может знать наверняка! Значит, опаску будет иметь. Вдруг через полгода на Берлин спустится с небес целая дивизия? Во всяком случае, мне так объяснили. За рюкзаком — пояс, за поясом — перчатки... — Ну что? Рискнете? Безопасность гарантирую, проверено. Трудно удержаться от соблазна! Марек Шадов все-таки провел ногтями по затылку. Полегчало, пусть и не сильно. — Ну... Давайте попробуем. И не выдержал: — А может, и с фантастикой разберемся? Я-то был уверен, что на лекциях байки пересказываю. Выходит, Козел не ошибся? Но если в книжках правда, то нам на головы еще и Аргентина свалится. Астероид, чуть больше сотни километров в диаметре!.. — «А любовь мелькает в небе, — негромко пропел пилот. — Волну венчает белым гребнем. Летает и смеется, и в руки не дается. Не взять ее никак!» Жаль времени нет, а то бы с удовольствием послушал вашу, Марек, знаменитую лекцию. Байки, сказки... Вдруг там есть за что ухватиться? Если вспомнить не танго, а марш... «My rozhdeny, chtob skazku sdelat’ byl’ju...» ...Preodolet’ prostranstvo i prostor, Nam razum dal stal’nye ruki-kryl’ja... — охотно подхватил читавший Чехова Марек Шадов. — Совершенно верно, — уже без всякой улыбки согласился летчик. — Именно этим мы с вами и займемся. 10 Им незачем встречаться, но они — встретились. Ночь... На нем — рубашка с большим отложным воротником, открывающим горло, широкие расклешенные брюки, яркий шейный платок, кепка, четырехугольный картуз «домиком», широкий пояс, в зубах — папироса. На ней — черное вечернее платье, гладкий, ничего не скрывающий шелк. Вместо шейного платка — сверкающее камнями ожерелье. Темные перчатки, маленькая смешная сумочка. Двое — и белая бумажная Луна. Бежать некуда. Пуст переулок, окна-глаза и те погасли. Женщина, ее сумочка, бриллианты, платье, трепещущее тело, в полной власти апаша, мастера ножа. Тот знает это и не спешит, растягивая удовольствие. Подходит медленно, враскачку, без особой нужды поправляя кепку, окидывает жертву выразительным взглядом... Женщина замирает, перестает дышать. Она бы охотно притворилась мертвой, но поздно, и живая, доступная, становится добычей в чужих безжалостных руках. Нелепая сумочка улетает прочь. Блестят сорванные с горла бриллианты... — Это обычный
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.