Крабат
В. Хеппи-энд. Исключительно для любителей хеппи-эндов  
События даны в обратной последовательности Чем закончилась сказка. — Монсегюр. — Дядя Фантомас. — Белая Оршич. — Подмастерье. 5 Герда стояла на пороге — незнакомая, в дорогом взрослом платье с высоким воротом и широкой серебряной каймой. Стрижка «гамен», маленькие бриллиантовые висюльки в ушах, сумочка-крошка, точно на одну шоколадку. — Goedemiddag, beste meneer Alderweireld! Выговорив тщательно, по буквам, протянула сумочку: — Брось куда-нибудь. Марек, не глядя, пристроил взятое из ее рук на подоконнике. — Goedemiddag, mijn dochter! Девочка, молча кивнув, поглядела в пол — и внезапно прыгнула. Повисла на шее, сцепив руки замком, ткнулась носом в щеку, зажмурилась. Долго молчала, не дыша, наконец проговорила низким, чужим голосом: — Поставь, пожалуйста, на место. Он вновь повиновался. Герда провела ладошкой по лицу, отступила на шаг. — Это не считается, папа. Совсем не считается. Я... Хотела плохое тебе сказать. Шла сюда — и повторяла. Как же ты мог! Марек понял. — Не разбудил и не попрощался? Герда поглядела на подоконник, где скучала сумочка. — А еще я вспоминала, сколько раз мы должны извиниться. И ты, и я. Очень много получилось. Извиняться мы не будем, Кай. Хорошо? — Конечно, — заспешил он. — Ты проходи, садись куда-нибудь. У меня не убрано... Герда дернула носом. — Ты пил какую-то гадость, Кай. А я, между прочим, курить бросила. И не ругай мсье Шагала за то, что дал твой адрес. Я от него целую неделю не отлипала. *** Тени, поспорив с солнцем, отступили, теряя форму и пропадая без следа. Мельница исчезла вместе с тишиной. За открытым настежь окном шумел листьями двухсотлетний платан, где-то совсем рядом играл аккордеон, а в синем безоблачном парижском небе еле слышно перекликались птицы. «...Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло лето, теплое благодатное лето». — Никакого чая! — Герда поднесла к глазам циферблат маленьких платиновых часов. — У нас еще двенадцать минут, а потом мы пойдем знакомиться. Дед ждет в машине. Он, Кай, моряк, и говорит, как моряк. Про то, где ты живешь, он уже высказался. Так что будем тебя, папа, определять. Марек покорно кивнул. — Ты мне кого-то очень напоминаешь. Девочка вновь посмотрела на подоконник, но уже на другой, за которым зеленел платан. — Дед хочет, чтобы ты переехал к нам, у нас большой дом в Пасси. Жить ты там, Кай, не сможешь, сразу в окошко улетишь. Откажись, придумай что-нибудь. Лучше всего снять квартиру где-нибудь рядом. И чтобы гараж был, а то «Антилопе» тут во дворе неуютно. А насчет денег в Париже заведено так. Без отдачи, просто, дают лишь нищим, но их здесь не уважают. Поэтому ты возьмешь у деда семейную ссуду, восемь процентов годовых. Ее можно не возвращать много лет, это вроде традиции. И еще... Тебе с дедом будет трудно, а с бабушкой — так вообще. Но они хорошие люди, Кай. Постарайся поладить! Марек потянулся к сигаретам, но отдернул руку — и тоже посмотрел в окно. — Я тебя уже как-то спрашивал... — Не помню! — девочка соскочила со стула, топнула ногой. — И ты не помнишь, Кай! И не будешь помнить еще... Раз ладошка, два ладошка. Растопыренные пальцы. 5+5. — Да, — очень серьезно ответил мужчина. Герда, громко вздохнув, улыбнулась через силу: — А еще у меня есть дядя, брат отца. Он — шпион, настоящий. Подбежала к подоконнику, где сумочка, щелкнула замком, вернулась. — Вот! Вчетверо сложенный листок папиросной бумаги. Измятый, с оторванными краями. — Адрес ящерицы. Телеграмму посылай без подписи — или выдумай имя, но так, чтобы она поняла. Бывший пилот-испытатель хотел что-то сказать, но ладошка вновь взлетала вверх. — Я читала книжку по анатомии. Ты взрослый мужчина, Кай. Пусть — ящерица! Она хорошая, мы с ней подружимся. Знаешь, я подумала... Сказка про Снежную Королеву закончилась точно, как у Андерсена. Герда и Кай ушли из ледяного замка. Замок развалился, растаял. И правильно!.. Он подошел к девочке, взял за плечи, наклонился, ловя взгляд: — Андерсен не
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.