И вспыхнет пламя
Часть I Искра
вокруг левого глаза – страшный синяк, однако при первой возможности я звоню Питу, чтобы пригласить его на прогулку в город. Растолкав Хеймитча, тащим его с собой. Он ворчит и сопротивляется, но скорее для порядка. Нам всем нужно обсудить последние события, и Деревня победителей – самое неподходящее место для таких разговоров. Мы даже не раскрываем ртов, пока она не скрывается из вида. Я смотрю на десятифутовые белые стены, обрамляющие узкую расчищенную дорожку, и думаю о том, что им ничего не стоит рухнуть на нас. Первым прерывает молчание Хеймитч. – Итак, мы решили бежать навстречу неизвестности? – обращается он ко мне. – Нет, – отзываюсь я. – Уже нет. – Все же нашла в своем замысле кое-какие изъяны, солнышко? Может, есть новый план? – Нужно поднять восстание, – выпаливаю я. Ментор хохочет. Ладно бы хоть со злостью, но нет, он просто не воспринимает меня всерьез. – А мне нужно срочно выпить. Расскажете потом, как все получилось, хорошо? – Ты-то что предлагаешь? – огрызаюсь я. – Мое дело маленькое – проследить, чтобы свадьба прошла без сучка без задоринки, – говорит Хеймитч. – Я сделал звонок и, не вдаваясь в подробности, перенес фотосессию. – У тебя телефона нет, – напоминаю я. – Благодаря Эффи уже есть. Представляешь, она даже предложила мне стать посаженым отцом невесты. Я сказал: чем скорее, тем лучше. – Хеймитч! – жалобно вскрикиваю я. – Китнисс! – передразнивает он. – У тебя ничего не выйдет. Мы умолкаем, пропуская людей с лопатами. Может, они уберут эти жуткие снежные стены вокруг деревни? Но вот и площадь. Выходим – и замираем будто вкопанные. «Все равно ничего не случится во время пурги», – решили мы с Питом. И, как оказалось, жестоко ошиблись. Площадь невозможно узнать. С крыши Дома правосудия свисает огромный плакат с изображением государственного герба Панема. Миротворцы в девственно-белых мундирах маршируют по чисто выметенной мостовой. Многие расположились на крышах, устанавливают пулеметные гнезда. Однако страшнее всего новые сооружения посередине площади. Огороженный частоколом позорный столб для избиений плетью и виселица. – Быстро же работает этот Тред, – замечает Хеймитч. В нескольких улиц от нас к небу взметается пламя. Мы не произносим ни слова, и так все ясно. Гореть может лишь… Перед моими глазами встают лица Риппер, Сальной Сэй и всех остальных друзей, которые только и выживали за счет Котла. – Надеюсь, там сейчас никого не… Я не могу закончить фразу. – Да нет, – отвечает Хеймитч. – Этим людям хватило ума убраться подобру-поздорову. Будь ты немного постарше, тебе бы тоже хватило. Ладно, пойду загляну в аптеку за денатуратом. Ментор неровным шагом бредет через площадь, а я, не понимая, поворачиваюсь к Питу. – Зачем нужен… – Тут до меня доходит. – Мы не дадим ему это пить. Хеймитч убьет себя или, по крайней мере, ослепнет. У нас дома отложено несколько бутылок белого. – У меня тоже. Надеюсь, это поможет ему продержаться, покуда Риппер придумает, как вернуться к своему делу, – произносит Пит. – Ну,
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.