1  Пролог 2  перваяДень первый, очень безалаберный, принесший мне только неприятности 3  втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался 4  третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает 5  четвертаяДень второй, ну очень познавательный 6  пятаяДень третий, полный тревог и злодеев 7  шестаяДень четвертый, почти хозяйственный 8  седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый 9  восьмаяДень пятый, постепенно ставший непредсказуемым и воинственным 10  девятаяДень пятый, к ночи ставший очень загадочным и необыкновенным 11  десятаяДень шестой, почти мирный, но очень беспокойный 12  одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский 13  двенадцатаяДень восьмой, полный неожиданностей 14  тринадцатаяДни девятый и десятый, проблемные 15  четырнадцатаяДень одиннадцатый, ярмарочный 16  пятнадцатаяДень двенадцатый, с утра ужасный 17  шестнадцатаяДень тринадцатый, очень несчастливый 18  семнадцатаяДни четырнадцатый и пятнадцатый, конфетно-букетные 19  восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный 20  девятнадцатаяДни с семнадцатого по двадцатый, немного тревожные, но очень счастливые 21  двадцатаяДень двадцатый, полный встреч и сюрпризов, плавно перешедший в двадцать первый 22  двадцать перваяДень двадцать первый, с утра созидательный
Потомственная ведьма
седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый
Ох, голова моя. Какая боль. Да что же это такое, как ни открою глаза, перед ними все плывет и качается, и валяются чьи-то белые мохнатые лапы. Так, стоп, нужно собраться и припомнить все, что сумела сохранить моя память. А в ней почему-то мелькают странные виды, зеленоволосых женщин сменяют крылатые мужчины с красноватыми глазами, потом всплывают укоризненные зеленые глаза… И вот это воспоминание непонятным образом заставляет меня чувствовать себя одновременно польщенной и виноватой. Еще видится какой-то златовласый красавчик, зло пинающий меня ногой в смешной женской туфле, расшитой стразами… Или нет, камни были настоящими, вот эту мысль я отчетливо помню. Что меня лупят драгоценными камнями. Так, сначала нужно убрать головную боль, а заодно и в ребрах, всего одно слово шепнуть… Черт, а что это за гадость так давит мне на шею? Но тяжесть в мозгах уже начала понемногу проходить, и через минуту я смогла приоткрыть глаза и рассмотреть окружающий мир без тошноты и головокружения, сопровождавших эти действия раньше. Ох и ни фига ж себе! Мир оказался надежно упакован в крепкие металлические прутья тесноватой клетки, причем не для меня одной. Рядом, чуть покачиваясь, сидит с закрытыми глазами светловолосая девчонка в порванном на плече платье, кое-как стянутом простенькой брошкой. Нас снова сильно тряхнуло, мотнуло из стороны в сторону, дороги здесь, судя по колдобинам, точно такие, как у нас в деревнях. Воспоминания о событиях прошедшей ночи начинали потихоньку проявлялись в памяти и не приносили никакого повода для радости. Последним светлым пятном была по-собачьи виляющая невидимым хвостом дриада, потом всплыло ощущение сильного удара по голове и испуганно метнувшаяся мысль. О том, что нужно лизнуть лапу. И судя по тому, что сейчас я снова белая и пушистая, это намерение мне удалось осуществить. Затем в памяти был провал, прервавшийся пронзительным криком яростно сопротивляющейся девчонки. И открывшийся моему взору очень эротичный вид снизу голой… хм, спины златовласого мужчины, пытающегося притиснуть к кровати извивающуюся девушку. Ну, такого безобразия я, конечно, стерпеть не могла, поэтому, не обращая внимания на раскалывающуюся от боли голову, выползла из-под стола, куда неизвестно как попала, и врезала лапой по самой белой и круглой части этой самой… хм, спины. Разумеется, не забыв выпустить когти, ну не гладить же я его собиралась? После этого вопил уже он, изворачиваясь ужом, чтобы разглядеть пять красных полос, вспоровших гладкую кожу. Про девчонку герцог, потрясенный покушением на свое драгоценное тело, забыл напрочь, с воем выскочил из комнаты, и некоторое время мы оставались одни. Видимо, тогда я и впала в забытье, не успев даже подлечить свои болячки, потому что вновь пришла в сознание от острой боли в боках, по которым меня со всей дури пинал герцог, уже одетый в халат и украшенные камнями туфли. Еще в комнате находилось несколько воинов и, как ни странно, трясущийся от страха староста. – Метаморфы, господин, метаморфы энто! Кажное лето так и прут из дивного леса, вон он, почти под боком! А вот зимой их нет, они туда плодиться уходят, – тараторил он, заискивающе заглядывая в перекошенную ненавистью рожу. Сразу потерявшую для меня всякую привлекательность. – А что белая, так ить среди них разные встречаются, но белые редко, дорогой зверь. Видимо, придется отблагодарить старосту, именно эти его слова спасли мне жизнь. Висевшую в тот момент на волоске. Вернее, на конце меча одного из воинов, стоящего надо мной с этим самым мечом наготове. Потом на нас надели ошейники, – вот теперь я вспомнила, как приобрела это совершенно ненужное мне украшение, – и, крепко держа за поводки, вытащили из дома в освещенную двумя лунами ночь. Во дворе втолкнули в клетку из железных прутьев сначала мою напарницу, следом меня… Вот тут мои воспоминания опять рвутся, судя по всему, в тот момент я снова ударилась обо что-то больной головой. Тихонько шепчу заклинание излечения ран, надоело терять сознание от каждого
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.