1  Пролог 2  перваяДень первый, очень безалаберный, принесший мне только неприятности 3  втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался 4  третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает 5  четвертаяДень второй, ну очень познавательный 6  пятаяДень третий, полный тревог и злодеев 7  шестаяДень четвертый, почти хозяйственный 8  седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый 9  восьмаяДень пятый, постепенно ставший непредсказуемым и воинственным 10  девятаяДень пятый, к ночи ставший очень загадочным и необыкновенным 11  десятаяДень шестой, почти мирный, но очень беспокойный 12  одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский 13  двенадцатаяДень восьмой, полный неожиданностей 14  тринадцатаяДни девятый и десятый, проблемные 15  четырнадцатаяДень одиннадцатый, ярмарочный 16  пятнадцатаяДень двенадцатый, с утра ужасный 17  шестнадцатаяДень тринадцатый, очень несчастливый 18  семнадцатаяДни четырнадцатый и пятнадцатый, конфетно-букетные 19  восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный 20  девятнадцатаяДни с семнадцатого по двадцатый, немного тревожные, но очень счастливые 21  двадцатаяДень двадцатый, полный встреч и сюрпризов, плавно перешедший в двадцать первый 22  двадцать перваяДень двадцать первый, с утра созидательный
Потомственная ведьма
третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает
Подумать как следует мне не дали. В дверь загрохотали кулаком, и Атаний грозно закричал: – Вия, ты здесь? – Ну здесь, – буркнула я и отодвинула задвижку. Дверь распахнулась, и в ней, как в раме, нарисовались два гнома. Один – с растрепанными волосами и в присыпанной опилками жилетке, второй – с разводами от слез на лице. И оба с широко распахнутыми зелеными глазами и разинутыми ртами. Такое впечатление, что они еще никогда не видели Бабок-ёжек. Стою. Жду. Минута прошла, вторая… Рты открыли, сглотнули, мекнули… и снова молчат. Только выражение глаз поменялось. Из ошарашенно-изумленного перешло в непонимающе-настороженное. – Ну и зачем я вам так срочно нужна была? – уперев руки в бока, спрашиваю братцев, когда мне надоело стоять оловянным солдатиком. А действительно, чего это я стою? Где тут кресло? Отвернувшись от гномов, танцующей походкой добираюсь до кресла и, грациозно опустившись в него, закидываю ногу на ногу. Эх, сейчас бы мне для шарма тонкую сигарету в откинутую руку, но я на дух не переношу табачный дым. Поэтому вполне подошла обычная шариковая ручка. Кручу ее в пальцах и наслаждаюсь занимающимся заревом на гномьих ушках. И как я раньше не заметила, что они у хозяев чуточку похожи на кошачьи? Наверное, потому что у самой подобные были. Ну и долго мне еще, интересно, ждать ответа на простой вопрос? – Эй, гномы! Чего стоим, чего молчим? Последний раз спрашиваю – зачем вы меня искали? – Мы тебя не искали, – честно смотрит мне в глаза осмелевший первым Талм. – Мы искали Вию. Так, а я, по их мнению, кто? Озвучиваю свой вопрос, и гномы снова надолго зависают. Ни дать ни взять «Мейл.ру» в час пик с моего модема. – Не знаем, – настороженно бурчит наконец младший, и мне хочется одновременно расхохотаться и умиленно погладить его по зеленоватой гриве. – Совсем? – Угу, – угрюмо поддакнул старший. – И даже подозрений никаких? – А что такое «подозрений»? – делает шажок поближе Талм. – А ты кто? Ну вот и вопрос по существу. – Подозрения – это догадки. А я и есть Вия, недогадливые вы гномы. Эй! А что это вы нехорошо так насупились? И чего так, крадучись, ко мне двинулись? А, поняла, не дура. Не поверили. Ну так я вам докажу. Черт, а как именно я это сделаю? У меня ведь даже ленточки с хвоста на память о бело-пушистом облике не осталось. Гномы тем временем уже меня почти окружили, и судя по всему, готовятся напасть. Ну что ж, хочешь не хочешь, придется колдовать. Махнула рукой, буркнула пару слов и жду. Вот сейчас подействует, и они застынут на полушаге. Недолго в таком состоянии пробудут, но мне вполне хватит времени, чтобы объяснить им трагическое недоразумение. Сижу. Жду. Ну вот сейчас… ну давай же… А они как крались, так и крадутся. Нет. Уже не крадутся… – Ой! Ай! Вы, тупицы зеленоволосые!.. Отпустите, дурни колхозные!.. Ты что делаешь?!.. Ой, на ногу! Мм… У-у-у!.. – Попалась ведьма, – довольно хмыкнул Атаний и, похлопав меня тяжелой ручкой по плечу, скомандовал: – Беги, Талм, зови старосту, я ее пока посторожу. Тупица. Идиот. Болван. Это еще самые ласковые из прозвищ, которыми я мысленно награждала Атания, с донельзя самодовольным видом расположившегося на моей кровати. Тогда как я, с накрепко примотанными к груди руками и связанными ногами, а главное, с куском тряпки во рту, сидела в кресле. И с ужасом наблюдала, как он сначала рассматривает мою метлу, потом старается оторвать от нее сиденье, а потом… Нет! Только не это! А гном уже подтянул к себе мою сумку и пытается сообразить, как открыть застежку. А ведь если он ее откроет… Ох. Лучше не думать о последствиях. Там столько зелий и заговоренных предметов, что тут будет просто море крови. И тогда у меня появится один, но могущественный враг – клан лесных гномов. Думай, Бабка-ёжка, думай. Ты ж не зря свой хлеб с маслом и икрой на завтрак кушаешь… Что я там недавно про кровь говорила? Ну, уж если не это, то не поможет ничто. Я с трудом подтянула к себе палец, тяжело вздохнула, заранее пожалела себя любимую, вытолкнула изо рта тряпку и
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.