1  Пролог 2  перваяДень первый, очень безалаберный, принесший мне только неприятности 3  втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался 4  третьяДень первый, ну очень безалаберный, продолжается. Количество и качество неприятностей резко возрастает 5  четвертаяДень второй, ну очень познавательный 6  пятаяДень третий, полный тревог и злодеев 7  шестаяДень четвертый, почти хозяйственный 8  седьмаяДень пятый, с утра очень неудачный и тяжелый 9  восьмаяДень пятый, постепенно ставший непредсказуемым и воинственным 10  девятаяДень пятый, к ночи ставший очень загадочным и необыкновенным 11  десятаяДень шестой, почти мирный, но очень беспокойный 12  одиннадцатаяДень седьмой, рационализаторский 13  двенадцатаяДень восьмой, полный неожиданностей 14  тринадцатаяДни девятый и десятый, проблемные 15  четырнадцатаяДень одиннадцатый, ярмарочный 16  пятнадцатаяДень двенадцатый, с утра ужасный 17  шестнадцатаяДень тринадцатый, очень несчастливый 18  семнадцатаяДни четырнадцатый и пятнадцатый, конфетно-букетные 19  восемнадцатаяДень шестнадцатый, свадебный 20  девятнадцатаяДни с семнадцатого по двадцатый, немного тревожные, но очень счастливые 21  двадцатаяДень двадцатый, полный встреч и сюрпризов, плавно перешедший в двадцать первый 22  двадцать перваяДень двадцать первый, с утра созидательный
Потомственная ведьма
втораяДень первый, ну очень-очень безалаберный, продолжается в совершенно неожиданном месте еще более неудачно и необычно, чем начался
Некоторое время после того, как ужасный полет закончился, я не могла пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Тело казалось чужим и непослушным, а в голове, как на пьяной карусели, бешено вертелись невнятные обрывки мыслей и чувств. Такое впечатление, будто свою медовуху я уже выпила, и далеко не один ковш. Очень не скоро и с великим трудом мне удалось осмотреться, и выяснилось очень загадочное и еще более неприятное обстоятельство. Судя по всему, попала я в совершенно незнакомый дремучий лес. Больше всего похожий на дикую тайгу; насколько мне помнится, только там и остались такие непроходимые заросли и огромные деревья. Осторожно пошевелив раскинутыми конечностями, вяло порадовалась своей удаче – отголоски боли хоть и остались, но все сгибалось и разгибалось. Даже позвоночник. Хуже всего обстояло с головой. Нет, было бы неверно сказать, что, рухнув с высоты птичьего полета непонятно куда, я сразу резко поглупела. Ничуть не бывало. Рассуждать я могла, и довольно связно, и где-то в глубине подсознания замирала от тревоги и ужаса. И одновременно чувствовала себя слегка пьяной, по-детски бесшабашной и легкомысленной, какой не была уже лет двадцать. И это мне очень не нравилось, просто до отвращения. Постаравшись собрать в кулак всю силу воли, я приказала себе забыть о непонятном недомогании и озаботиться главным вопросом – как отсюда выбраться? Но для этого прежде следовало подняться на ноги и осмотреть местность, возможно, где-то рядом обнаружится дорога или какой-нибудь признак человеческой деятельности. Сосредоточившись на этой задаче, я оперлась о землю и попыталась сесть. Получилось не очень хорошо, что-то мешало, кроме необычной веселости разбегающихся мыслей. Как-то не так все было, неправильно и неудобно. Но я женщина упорная и целеустремленная, и просто так сдаваться вовсе не в моих правилах. Поэтому настойчивых попыток не прекратила, четко понимая только одно: пока светло, нужно постараться выбраться из этого необычного леса. Даже можно сказать странного, исподволь я уже успела кое-что рассмотреть. Потому и не сдавалась. Каждый олух знает: чем диковиннее и непривычнее лес, тем страшнее могут оказаться его обитатели. А я сейчас вовсе не в той форме, чтобы с невиданным зверьем сражаться. Еще и сумка, как назло, куда-то запропастилась, а в ней у меня и метла, и заговоренные снадобья. – Какая хорошенькая! – неожиданно сказал кто-то прямо надо мной до невозможности восхищенным голоском. И вот за этот восторг я сразу простила незнакомцу всю его наглость. Впрочем, он тоже был ничего. Стройный как тростинка, юный, изящный и зеленоглазый. Даже копна волос медового цвета почему-то слегка отливала зеленью. Или это тут отсвет от деревьев такой? – Ты кто? – вежливо спросила я, полулежа возле пенька. Огромного такого, как от баобаба. – Гном. – Не рассказывай мне сказки, – преодолевая головокружение, небрежно фыркнула в ответ. – На самом деле гномов не бывает. А те, которые в сказках, все как один маленькие, коренастенькие, борода до полу, в накачанных ручках огромная кувалда… или как это еще называется… да не важно, а на голове колпачок… вот. А у тебя – сам посмотри. Рост… ну, почти средний… плечики хрупкие… бороды нет, волосы светлые, опять же, кувалды не видно… да и колпачка тоже… Нет, ты не гном. Ты, скорее, на эльфа похож. Собеседник возмущенно фыркнул, отвернулся и побежал прочь. Я так и обмерла, ну вот что я наделала? Уйдет ведь, а я даже не успела спросить, в какой стороне его деревня и как до нее добраться. – Эй! Э-эй! А ты куда это? Стой! – взвыла отчаянно, и он немного притормозил. – Ты чего, обиделся? Ну прости, пожалуйста. Пусть будет гном, раз ты так хочешь. Только не бросай меня тут, помоги выйти на дорогу. – Пошли, – скомандовал гном и, снова развернувшись, поскакал к огромным поваленным стволам, окружавшим полянку. – Подожди, не так быстро! – Я с трудом поспевала за ним. Состояние опьянения понемногу начинало проходить, но видела я все вокруг как в туманной дымке. Да и тело еще казалось каким-то
Создай или Войди в свою учётную запись BookInBook:
* Вы сможете добавлять закладки к книгам.
* Вы сможете писать и публиковать свои книги.